https://forumstatic.ru/files/0012/f0/65/31540.css http://forumstatic.ru/files/0012/f0/65/29435.css

Marauders: One hundred steps back

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Lost [22.08.1979 - часть 1]

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

1. Участники: Тед Тонкс, Доркас Медоуз, Джек Джагсон (ГМ).
2. Место: необитаемый остров где-то в тропиках.
3. Время: 22 августа 1979 года (среда).
4. Краткое описание: Доставка осужденного в Азкабан посредством портключа всегда считалась наиболее безопасной и надежной. Продолжают ли так считать Тед Тонкс и Доркас Медоуз, оказавшись внезапно под лазурным тропическим небом в обществе короля авантюристов Джека Джагсона? И что это было - технический сбой или намеренная поломка? Впрочем, долго ли будут занимать эти вопросы головы робинзонов, когда у них две палочки на троих и куча проблем - на всех?

+2

2

Первый рабочий день после вынужденного отпуска.
Доркас медленно открывает глаза и некоторое время думает, в каком из миров она находится. По крайней мере, рядом нет Бенджи, который бы странно на нее смотрел, а значит, это реальность. Девушка откидывает одеяло; босыми ногами ступает по полу почти на цыпочках, доходит до шкафа, в одном из ящиков которого находит подходящую для завтрака одежду - рубашку Бена. Это были всего лишь кошмары.
Таким же шагом она спускается по лестнице, проходит на кухню; закатав рукава рубашки, осторожно подплывает к парню со спины и утыкается в его спину лбом.
- Доброе утро.
Бенджи замирает на секунду, а затем поворачивается и целует Дори в лоб - та прикрывает глаза. Впервые с того ужасного сна она смогла подойти к нему, впервые после "Пожалуйста, не трогай меня" она дотронулась до него сама.
Девушка не думала об этом, да и не знала, пожалуй, но Фенвик вел мысленный учет дней, и вот, наконец, календарь сгорел за ненадобностью.
- Рад видеть тебя в хорошем расположении духа, - так же негромко говорит Бен, ставя две кружки с кофе на стол. - Отлично выглядишь, Дори, - достает молочник и сахарницу. - Это на тебя так Аврорат действует?
- Спасибо, Бен, - Доркас улыбается и садится за стол. - Нет, я, наверное, просто пришла в себя.
Она кладет ногу на ногу; пальцами зачесав волосы назад, вливает в кофе молоко. Одной рукой она подносит к губам то чашку с кофе, то тосты, то фрукты, а другую использует в качестве опоры для подбородка, чтобы удобнее было смотреть на парня напротив.
Кажется, все хорошо?

***

Дори заходит в Штаб и невольно улыбается. Она соскучилась - правда соскучилась - по этому месту, по этой работе, по этим людям. Все крайне серьезно и сосредоточенно готовятся к рабочему дню, кто-то измотан после ночного патрулирования,  кому-то уже выдали неприятное задание на день. Ее взгляд встречается со взглядом Аластора - неписаное правило ее работы, - и Дори улыбается еще теплее, но отчего-то смущенно, и кивает в знак приветствия. Ее прервал знакомый до невозможности голос.
- С возвращением, апельсиновая кошка, - отвесил шутовской поклон Джеймс, не скрывая лукавых искорок в глазах. Девушка тихонько смеется и обнимает Поттера за шею.
- Здравствуй, Олешка, - говорит она шепотом, а затем замечает Теда Тонкса, идущего к ней и машущего ей рукой. - Кажется, меня ждали. Позже увидимся. Привет, Тед!
- Доркас, привет, это тебе, - Тонкс протягивает ей папку, - ознакомься, и в путь.
- В путь?.. - переспрашивает девушка, но получает в ответ только кивок в сторону папки.
Знакомство с материалами занимает всего несколько минут: перечитывать правила работы Дори не находит необходимым, но приговор она читает внимательно несколько раз до тех пор, пока на лице не начинает светиться улыбка.
- Господи, неужели Джагсона садят? Да еще и мы с тобой его сопровождаем - какая честь, Тед, какая удача! Не самое любимое мое занятие, но, знаешь, учитывая, сколько раз он избегал наказания... Давно пора.
- Как ты чувствуешь себя? - Дори, казалось, не слышала его.
- Прости, что?.. А, да, я в порядке, - девушка улыбнулась. - Это всего лишь доставка, не правда ли? Пойдем, заберем портал и, - Доркас сменила тон на заговорщически-загадочный, - товар.
Кажется, все хорошо?

***

- Мистер Джагсон, ваши руки, пожалуйста, - Доркас Элизабет Медоуз сама берет руки Джека в свою немного грубо, говоря обязательные слова лишь для галочки, и сковывает их наручниками. - Вы будете доставлены в Азкабан для заключения. На время содержания в Азкабане вы будете обеспечены всем необходимым для жизни: едой, питьем, сном и туалетом. Ваша волшебная палочка будет находиться на хранении в Аврорате на протяжении всего срока заключения. Все понятно? - девушка вскидывает голову, пару секунд смотрит бесстрастно на Джагсона и переводит взгляд на Теда. - Вперед?
Дори с Тедом, держа Джека Джагсона за руки, берутся свободными руками за портал в виде зонта-трости: большого, черного и очень прочного - по крайней мере, так кажется на первый взгляд, но ведь они не на прочность проверять зонтик отправляются, так что разницы особой нет.
Их подхватывает, словно крючком от удочки, за живот, и все, что девушка делает - сжимает две своих ладони крепко, не забывая при этом следить за пейзажами перед глазами, потому что так ее меньше будет тошнить по приземлении.
Кажется, все хорошо?

Перед глазами, как и должно быть, мелькают шотландские поля - Дори даже кажется, что она видит места ее и Эммилин общего детства, - затем море, Оркнейские острова, снова море, Шетландские острова, и вот, еще чуть-чуть...
Картина резко меняется: Доркас как будто дергает в сторону, как если бы она летела на заколдованной метле. Аврор продолжает следить за пейзажами: их определенно несет не туда, потому что такой зелени на острове с Азкабаном быть совершенно точно не может. Девушка переводит взгляд на Теда - тот тоже понимает, что происходит что-то не то, но они оба ничего не могу сделать: лишь перемещаться, ожидая прибытия.
Прибытие наступает еще через несколько мгновений: конечный пункт оказывается в каком-то жарком и чересчур солнечном месте, но самое интересное - в другом. Конечный пункт - это несколько метров над морем, и когда время действия портала заканчивается, двое авроров, держащих в одной руке заключенного, а в другой - черный зонтик-трость падают прямо в соленую воду, где, хвала небесам, всего лишь по колено Доркас, но эффекта неожиданности достаточно, чтобы приземлиться не на ноги.
Кажется, все хуже некуда.

Со-игрокам)

Пишите мне, что исправить, если что-то не так ))
Фраза Джеймса согласована х)

Отредактировано Dorcas Meadowes (02-05-2014 09:04:47)

+3

3

Иногда следует сначала действовать, а потом думать. Опустилась рука на плечо сзади? Поворот, удар. Отработанный рефлекс. Без обид. Все, кто знал азы аврорской школы, были в курсе - подкрадываться к мракоборцу сзади и класть ему руку на плечо - не очень хорошая идея.
Так было и сейчас. Умом Тед еще не осознал, что случилось. Морская соль разъедала глаза, впереди плясали веселые краски тропического берега, ноги нетвердо ступали, преодолевая сопротивление воды. Но до самой первой мысли и самого первого слова - проверить, что запястье Джагсона по-прежнему в его собственной руке. Достать палочку и прижать ее к горлу осужденного:
- Вперед шагай. Без фокусов.
Все внимание целиком и полностью на этом кашляющем типе, который даже сейчас, мокрый, как собака, пытался улыбаться. Ни единого взгляда на Доркас, только видеть краем зрения ее тонкую фигурку, бредущую по колено в воде. Если преступник вырвется на свободу из-за его джентельменства, то вряд ли она будет ему благодарна.
Но как доберемся, спрошу, обязательно спрошу...
Выяснять отношения под палящим полуденным солнцем было попросту неразумным, поэтому Тед направился к опушке тропического леса. Не заходя в него глубоко, но имея над головой какой-никакой природный тент, можно было наконец-то дать волю мыслям и чувствам.
- Incarcerous! - веревки захлестнули Джека, накрепко привязав его к древесному стволу. Шаг назад, удовлетворенный взгляд. - Так-то лучше.
Обернуться наконец-то к Доркас, сжимающей в руках треклятый зонт. Попросить ее знаком отойти чуть в сторону от осужденного:
- Ну, мисс Медоуз, - иронически, по фамилии, чтобы легче было держать себя в руках, - кажется, синоптики не предсказали изрядное потепление у Азкабана? Или... - пронзительный взгляд ярко-голубых глаз, - все это подстроено заранее? Его сообщники? Очередные "служащие какому-нибудь господину"? А он спокоен, собака. Он всегда такой, ты не знаешь?
Тед покачал головой.
- Все это было бы забавно, кабы не было таким скверным. Что думаешь, Доркас?

+3

4

Чем меньше женщину мы любим,
Тем легче нравимся мы ей.
(с) А.С. Пушкин «Евгений Онегин»

Разумеется, я не верю, что подкова приносит удачу.
Но я слышал, что она помогает независимо от того, верят в нее или нет.
(с) Нильс Бор

Джек Джагсон не верил в удачу, точнее, никогда не полагался на нее слепо и абсолютно, и даже азартные игры не были исключением – о, он был игроком страстным, увлекающимся, жадным до побед и ставок, но «повезет» никогда не становилось его главным козырем. Природа одарила его живым умом, и он им беззастенчиво пользовался, жизнь научила его хитрить – и это умение он всегда носил при себе, сделав самым надежным из своих орудий. Он прибегал к шулерству, лгал, блефовал – а многие думали, что он удачлив.
Но Джек Джагсон, как известно, в удачу не верил. А удача, по-видимому, была всего лишь женщиной: чем меньше на нее уповал Джагсон, чем меньше молитв ей возносил, чем меньше оказывал внимания, тем благосклоннее она оказывалась к нему, ужасно неверному любимцу.
В какой-то степени вся жизнь была для Джагсона игрой – острой, опасной, захватывающей, с высокой ставкой – в целую жизнь; он жил риском и авантюрами, только так он чувствовал вкус, только так дышал полной грудью и только так чувствовал себя хозяином этой жизни – его не связывали ни условности, ни традиции, ни положение, и все дороги лежали перед ним, но Джагсон выбрал самую неровную, ухабистую, опасную, одинаково сулящую и трон царя вселенной, и кандалы – ступать по дороге, обещавшей домашний уют, обеспеченную и бестревожную жизнь, или должность в Министерстве, или карьеру на поприще науки, или еще что-нибудь в том же духе, было бы до одури скучно и по-мещански пошло. А то, чем занимался он, скучно не было. Ничуть, честное слово. Это было больше, чем способ заработать – это тоже была игра, требовавшая знатного мастерства, это, если хотите, было искусством своего рода.
Game over. Аврорат, к сожалению, совершенно не разбирался в искусстве жить, а потому превратно оценил его таланты. Вот так Джек Джагсон и оказался сначала на скамье подсудимых, затем – меж двух авроров, заковавших его запястья в наручники и вцепившихся в зонт-портал до Азкабана, и наконец – под жарким солнцем и в соленой воде.
Все время, проведенное до путешествия в Азкабан, Джек был по-прежнему самоуверенным, ничуть не обескураженным приговором – точнее, казался таким, но на душе скребли кошки. Азкабан. Подумать только, какая тоска. Он не боялся, нет, но перспектива четырех бесконечно унылых холодных стен и общества охотников до чужой жажды жизни его немало тяготила.
- Браво, ребята, – он закашлялся, отплевываясь от воды, попавшей в горло и в нос. Джагсон с удовольствием провел бы ладонью по глазам, чтобы смахнуть морскую влагу, но попробуй подними руку, когда наручники и авроры по-прежнему на месте, а в горло упирается кончик волшебной палочки. – Открыли новый филиал? Давно пора. Блэк-джек и девочки, эль за счет государства и райское наслаждение, все включено?
Вероятно, госпожа удача действительно любила не слишком отвечавшего ей взаимностью Джагсона, если сопутствовала ему даже теперь, уловив момент именно такой, когда ее могущество могло проявить себя во всей своей силе, – когда Джеку было, мягко говоря, сложно решать свою судьбу самому. 
Не_в_Азкабане.
И эта мысль заставляла ум судорожно работать, а сердце – биться чаще. Но он только лишь самоуверенно улыбался. Хорошо, что увлажнившиеся ладони не смогли бы выдать его волнения, – одежда вымокла насквозь, хоть выжимай на берегу. Что это было? Случайный промах портального управления? Магнитные бури и атмосферные флюктуации? Или же «прицел» намеренно сбит?
Вдохнув свободу, которая едва не ускользнула из его пальцев, он не обезумел от призрачной радости, не начал сопротивляться, но мысленно, о, мысленно он видел уже тысячу вариантов, тысячу путей. Нужно только поймать случай, удачу за хвост.
- Какая забота, – фыркнул Джагсон, когда веревки накрепко привязали его к дереву, а авроры отошли чуть в сторону. Ухмыляясь, он поглядывал в сторону своего маленького конвоя и прислушивался к их словам.
Да, что же ты думаешь об этом, детка?[AVA]http://se.uploads.ru/uHMmJ.gif[/AVA]

Отредактировано Jack Jugson TC (20-04-2015 23:48:30)

+4

5

почему
Доркас не успевает даже раздраженно вздохнуть: соленая вода попадает в глаза и в рот, одежда и волосы промокают насквозь – девушка только и успевает проверить палочку, «портал» и руку Джагсона. Ну, хоть с этим все в порядке.
- Браво, ребята. Открыли новый филиал? Давно пора. Блэк-джек и девочки, эль за счет государства и райское наслаждение, все включено?
- Раз, два, три, вдох-выдох. Закрой. Свой. Рот.
Дори делит фразу на слова, но при этом говорит очень спокойно, стараясь не выдавать свое внутреннее нервное напряжение. Они выходят из воды и идут в тень пальмового леса, и девушка благодарит Теда за то, что им больше не надо держать руки Джека Джагсона.
- Тед, задержи дыхание, - направляет она на лицо коллеги палочку. – Aguamenti! Теперь ты, а то смотреть невозможно.
все
Первое знакомство Доркас Медоуз с морской водой прошло неудачно, но стонать, что море не полюбило ее, девушка не стала, сейчас у них проблема гораздо серьезнее.
- Aguamenti! – повторяет то же заклинание Дори, наведя палочку уже на Джека, но без предупреждения. – Чтобы не высох от соли и не подох.
Доркас совершенно не заботит то, что сейчас она выражает не под стать молодой и нежной девушке; сегодня она вспоминает один из уроков Аластора Грюма – «как разговаривать, если что-то не так, и тебе хочется кого-нибудь ударить».
Она также окатывает все тело струей воды и высушивает одежду: ей не нравится ни перспектива ходить в морской соли, ни взгляд Джагсона. Со стороны кажется, что все с Дори спокойно, и она совершенно не волнуется, и что все под контролем, но на самом деле.. лучше бы не знать, что на самом деле.
Она в ужасе. В панике. Опять что-то пошло не так. А вдруг из-за нее? А вдруг с ней что-то произошло, и это повлияло на исход операции? А вдруг ей больше нельзя работать?
всегда
С Тедом они отходят чуть в сторону, чтобы обсудить происходящее, и пока Тонкс говорит, девушка смотрит на него невидящим взглядом и едва качает головой.
- Не знаю, Тед. Как там себя ведет он, меня интересует мало; попробует что-то сделать или даже сказать – наплюю на Кодекс, я серьезно тебе говорю, - резкий выдох, раздраженный выдох, нервный. – Не поверю, что это нам с порталом в Аврорате что-то сделали – можешь считать меня предвзятой из-за моего отношения сам знаешь, к кому, - но я думаю, Аврорат – это единственное в Министерстве, чем можно верить и что работает честно и отлажено. Кто-то нас сбил, наверное, или подстроил это перемещение. Или у Джагсона что-то было с собой, но это совершенно невозможно, по идее.
происходит
Пару мгновений Доркас молчит, думая, что делать; и пока ничего хорошего, кроме как сообщить, что с ними беда, ей в голову не приходит.
- В общем, я совершенно не понимаю, что происходит, поэтому просто отправлю Аластору Патронуса, хорошо? – замечая легкую усмешку Теда, она чуть улыбается. – Ну да, кому я еще могу его отправить, но и кому еще из авроров я могу полностью доверять? – чуть прикрыв глаза, чтобы представить одно из счастливых воспоминаний - огромный дуб с нереально толстым стволом, домик на дереве, баночки с лимонадом и коробку пленок, «доридодо» на выдохе и куски пирога с курицей, согреваемые заклинанием, - Дори поднимает палочки и вдыхает перед произнесением заклинания. – Expecto Patronum!
со мной
Ничего. Совсем ничего, даже тонкой серебристой струйки. Дори не верит, не может себе представить, как у нее не могло получиться это заклинание, ведь все, что касается защиты и боя, выходит у нее невероятно хорошо. И ведь дело не в воспоминании: если бы оно было недостаточно ярким, то не получилась бы рысь, но сейчас эффекта не было вообще. Да и дементоров в округе не наблюдалось, что же не так?
- Тед, я, наверное, все же не до конца восстановилась. Еще не пробовала Патронуса, хотя должна была… Черт. Попробуй ты.
Почему все чертовски хорошее всегда происходит именно со мной?

magic

Aguamenti -  заклинание, материализующее воду в виде струи из конца палочки. Может использоваться как для питья, так и для различных других потребностей: например, тушения пожара, в хозяйственных целях.
Expecto Patronum - заклинание, вызывающее патронуса для защиты от дементоров или передачи голосовых сообщений.

+4

6

[AVA]http://i59.tinypic.com/357popd.jpg[/AVA][audio]http://pleer.com/tracks/561319442M6[/audio]

Все было слишком странным.
И потому что заключенных обыскивают перед отправлением в Аврорат, чтобы исключить возможность доставки в тюрьму артефакта даже микроскопических размеров. Колдомедики при помощи сложных диагностических заклинаний сводят к нулю шансы пронести что-то в себе самом. Азкабан встречает осужденного, конечно, не в чем мать родила, но в облике весьма аскетическом. Тед поймал насмешливый и внимательный взгляд Джагсона.

Все было слишком странным.
И потому что палочка Доркас не отозвалась на ее призыв. Тед неоднократно бывал свидетелем того, как она управлялась с заклинанием Патронуса. Ей всегда хватало света. Такой маленькой и замкнутой с прямым и знающим взглядом.
Что ты знаешь, Доркас? Что ты видела, что ты пережила? И откуда приходит твой свет?

...

http://sd.uploads.ru/prn8B.jpg

Все было слишком странным.
Тед кивнул напарнице и медленно вышел навстречу солнцу и морю. Солнце стояло в зените, заливая все вокруг белым светом. Тед долго смотрел на линию горизонта в легкой дымке. Затем закрыл глаза и увидел себя, сидящим у ног Андромеды. Ее обнаженные ступни покоились в ласковой глубине ковра. Отблески из камина подчеркивали густой багрянец ее одежды. И вся она - с ее фарфорово-белой кожей, темными глазами и алыми губами - была похожа на бокал прекрасного пьянящего вина. Тед слышал ее смех, порой Андромеда склонялась к мужу и тогда его лица касались ее длинные шелковистые локоны.
Она выбрала меня.
Эта мысль всегда будет распускаться в нем жарко и торжествующе вместе с прикосновением ее губ.

Тонкс вновь открыл глаза, наблюдая за тем, как серебристый защитник тяжело взмахивает несколько раз широкими крыльями и входит в плавный полет.
- Портключ сломан. Мы на острове где-то в тропиках. Все целы, осужденный под контролем. Мы не знаем что это за место. Нам нужна помощь.
Тед спокойно и четко проговорил все это парящему над ним альбатросу. Тот плавно повернул в сторону, словно намереваясь исполнить поручение, но затем сделал еще один вираж и истаял в воздухе. Так он обычно поступал, когда задача была выполнена, но ведь...
- Что это значит?
Тед запрокинул лицо, позволяя слепящему солнцу окутать его совершенно.
Что это за место? Что это за остров? Почему патронус не отправился в путь. Миссия невыполнима?
Что еще они могут и не могут?

Засучив все еще влажные рукава, Тонкс испробовал несколько базовых заклинаний: левитация, разжигание огня, атакующее... Все работало. Он было решил запустить в воздух сигнальное, но вовремя осознал, что на сигнал может прийти кто-то совершенно нежелательный. Подумав еще пару мгновений, Тед сосредоточился на том месте, где стояла Доркас и был привязан осужденный. Мягкий поворот вокруг своей оси - еще один сюрприз.
- Никакой вам трансгрессии, очень хорошо... - пробормотал Тед.
В безопасности ли мы? - думал он, возвращаясь к Доркас, ко все еще выглядящему веселым Джагсону.
Ну а правда, о чем ему плакать? Блэк-джек и девочки - это вряд ли, но сейчас все выглядит пятизвездочным по сравнению с возвышающимся над морем треугольником стен Азкабана.
- Ты все видела сама, - негромко произнес Тед, оберегая уши Джека от лишней информации, - в нашем распоряжении, полагаю, почти весь наш арсенал. Однако трансгрессия и послания с патронусом в этот комплект не входят. Я бы сказал, - Тонкс взглянул Доркас в глаза, - что на этой земле лежат защитные чары. Странно, что они пропустили нас сюда, но в остальном они отлично справляются со своей работой. Быть может, мы не одни здесь. И это плохо для нас и хорошо для него, - Тонкс кивнул в сторону пленника. - С другой стороны, мы не можем держать его в таком положении весь день. Его осудили на заключение, а не на пытки.
Тонкс сел на поваленный ствол дерева, щедро припорошенный песком. Хотелось пить. Пока что терпимо, но это был первый сигнал к тому, что следует на время забыть о жаре, усталости и загадках. Забыть и минимально устроить свой быт здесь, чтобы быть готовыми встретить ночь.
- Итак, леди, - уже не понижая голоса сказал Тед, - где бы вы хотели видеть свой тропический дом? Выбирайте! Путь исправления мистера Джагсона начнется с исправительных работ, а вы будете приглядывать за тем, чтобы усердие не завело его куда-нибудь не туда.

Отредактировано Game Master (30-08-2014 21:30:11)

+5

7

[audio]http://pleer.com/tracks/7908820ivgz[/audio]

– Этого не может быть, – шепот Доркас парил рядом с сотканным из серебра альбатросом. – Этого просто не может быть. Это не реально, это не моя палочка, это не моя рука, это… Неужели я так и не очнулась от кошмара?

Я просто буду надеяться, что это – реальность. Что реален Тед, с которым мы с первого же дня знакомства смогли найти общий язык; что реален этот океан и это солнце, которые меня – истинную шотландку – просто выматывают; что реален даже Джек Джагсон, нахождение которого рядом с нами заставляет меня держаться, а не впасть в истерику в эту самую минуту.
Пожалуйста, пусть это будет реально, потому что тогда я смогу разобраться со всем этим; если же я опять попала в какой-то сон, то мне никогда не выбраться одной, без помощи извне…

– Видела. И я, пожалуй, признаюсь в этом третий раз в жизни – третий раз, Тед, – мне страшно. Я не рассказывала тебе, что со мной произошло неделю назад, но то, что происходит сейчас, меня пугает. Мы здесь застряли. У нас нет связи с остальным миром. Мне не удалось вызвать Патронуса… Кажется, во мне что-то сломалось. И я боюсь, – резкий выдох, сопровождаемый взглядом в песок.

Let me tell you about scared. Your heart is beating so hard – I can feel it through your hands! There's so much blood and oxygen pumping through your brain, it's like rocket fuel. Right now, you could run faster and you could fight harder. You can jump higher than ever in your life. And you are so alert, it's like you can slow down time. What's wrong with scared? Scared is a super power! It's your super power!

Being afraid is alright. Because Fear can make you faster and cleverer and stronger. And one day you’re going to be very afraid. But that’s ok. Because if you’re very wise, and very strong, fear doesn't have to make you cruel or cowardly… fear can make you kind. So, listen. You’re always going to be afraid, even if you learn to hide it. Fear is like… a companion. A constant companion, always there. But that’s ok. Because fear can bring us together. Fear can bring you home. Always remember – fear makes companions of us all.
Она закрывает глаза. На изнаночной стороне век мелькают картинки, словно кадры из черно-белого кинофильма – пять, четыре, три, два, один – изображение становится цветным.

***
1974 год.
Тренировочная комната для стажеров в Аврорате, в атмосфере чувствуется напряжение, ненависть к себе, ненависть к своей слабости, своему страху, невысказанное «я справлюсь, черт возьми, я справлюсь». В комнате их двое.
Доркас вся сжата, натянута, словно струна, которая вот-вот лопнет; создается ощущение, что она не колдует палочкой, а разгружает вагоны; кажется, что ее патронус – это тело, обладающее массой. Яркости всей этой картине добавляет сосредоточенный, серьезный взгляд, да только вместо бесконечного моря сейчас в глазницах Доркас Медоуз два больших, покрашенных в синий цвет, айсберга.
Ты – ничтожество. Я – ничтожество. Это всего лишь защитное заклинание. И мне позорно не справиться с ним. Я позорю себя. Позорю Рэйвенкло. Позорю Аврорат. Позорю Магическую Англию. Если я не могу сделать это, то как я собираюсь делать все остальное?
Прямой луч – от палочки до стены, – и больше ничего. В третий раз.
Я попробую еще раз.
– Ты не железная, Медоуз... – встретившись с девушкой взглядом, он тут же понижает громкость голоса, – Доркас. Просто послушай меня. Ты... Или прекращай, или попробуй меня понять. Услышать. Уловить.
Мужчина встает рядом, берет ее за запястье.
– Твоя рука напряжена, ты словно тетиву натягиваешь. Ты устала?
Нет, я не устала. Отрицательный кивок головой. Я не устала, и я никогда не устану, пока не добьюсь своего. Пускай я уже еле стою на ногах, но лучше упасть в обморок, научившись Патронусу, чем не преуспеть в этом и уйти себя жалеть.
– Да господи... Медоуз, глупая, глупая... Посмотри на меня. Так. Не убивай меня взглядом. Брови. Губы. Ты просто занимаешься мысленным убийством, девочка-мясник. Что я тебе такого плохого сделал?
Если бы я не была собой, я бы влюбилась в тебя без памяти – о чем ты? Я благодарна тебе. Плохого я сделала себе сама – очень много. Например, родилась.
– Доркас, иди сюда, присядь, – они садятся у стены, и Аластор опирается на нее головой, в то время как Доркас сидит напряженно, с идеально прямой спиной. – Это не спорт, Медоуз. Это умение не брать планку, а отпускать себя. Когда я возвращаюсь с очередного задания, каждый мой мускул напряжен, я словно закован в неудобный колкий панцирь. И тогда я пытаюсь расслабиться – неважно как. Это к делу отношения не имеет. Но, когда меня начинает отпускать, когда я ощущаю, как согревается мускул за мускулом – это сродни счастью. Еще пока нет, но уже близко. Для начала тебе надо расслабиться. Отпусти себя. Закрой глаза, дыши, почувствуй свое тело. Если замерзла, оденься теплее. Доверься себе. Не тяни кота за хвост – откуда в тебе эти садисткие наклонности? – а дай ему самому прийти к тебе. Верь, что оно придет, нужное воспоминание. Оно есть. Я знаю, я точно знаю, что оно есть, Доркас.
Аластор Грюм смотрит на нее так пристально и внимательно, что внутри у девочки все невольно сжимается. Она начинает считать до пяти – если сдержится, то промолчит, а если нет, то расскажет, в чем ее проблема. Но ее ментор, оказывается, не собирается заканчивать.
– Я верю в тебя, глупая девочка. Умная девочка. Невыносимая, вздорная, непослушная, послушная Медоуз. А значит и тебе тоже придется поверить. И никаких отговорок я не приму.
– Аластор, – и тут ее прорывает, – просто, знаешь… У меня столько счастливых воспоминаний, – иронично усмехается, однако в глазах не проблескивает задор ни на секунду, – не знаю, какое и выбрать. Я отпускаю свои мысли – ко мне сразу приходит тонна радости и счастья, и света, и тепла. Например, как умерла вся моя семья. Или как я осталась одна в один прекрасный день. Или вот еще – как я потеряла подругу детства. Как ты думаешь, какое из них самое сильное?
Резко выдохнув, она собирает волю в кулак, проклиная себя за несдержанность, тихо произносит «прошу прощения, мистер Грюм, я повела себя неподобающе» и встает. В четвертый раз занимает позицию. Стойка. Палочка. Короткий вдох.
– Я попробую еще раз.
***

– Я попробую еще раз. Мне надо знать.
Дори вдыхает горячий воздух и закрывает глаза. Пытаясь схватиться за какое-то из своих счастливых воспоминаний – о, она не солгала, когда сказала, что у нее из много, и выбор сделать трудно; каждый раз Патронуса вызывало новое воспоминание, - она вспоминает тот-самый-день. Ее щеки розовеют – неизвестно почему, но она каждый раз смущается, вспоминая это событие, хотя к двадцати трем годам пора бы уже привыкнуть к этой памяти. У Доркас перед глазами ярмарка, много разных книг и одна особенная, запутанные волосы; а на губах – ощущение светлой, но горячей кожи, и – надо распахнуть глаза.
Ничего. Опять - ничего. Я подумаю об этом, когда вернусь домой. Дори сконцентрировалась на главном.

– Вообще-то, мне и правда страшно, но это ничего: я все еще умная девочка Доркас, которая со всем справится. Так о чем это мы? Ах, да. Джагсона я не развяжу, пока не обустроимся здесь. Извини, Тед, но я бы предпочла сама позаботиться о нашем будущем жилище; откуда нам знать, что он не сделает что-то специально? Знаешь, в эту самую минуту я благодарна Богу за свою чистоту крови… Думаешь, аристократы смогли бы провести здесь хотя бы минуту? – Дори позволила себе усмехнуться. – А мы с тобой, мерзкие грязнокровки, справимся со всем, согласен?

Доркас сама не понимала, кого она убеждает в том, что все хорошо: себя, Теда или госпожу Природу, которая издевалась над ними каждую секунду – то соленый воздух раздражал глаза, то солнечные лучи, словно хлысты, обжигали кожу.
Но ведь все и на самом деле было не так плохо: они могли наколдовать чистую воду, могли создать костер, могли леветировать предметы; а еще у них было кое-что полезное, кроме палочки, – их руки, знающие, что такое физическая работа. Дори, конечно, дома не строила, да и Тед, наверное, тоже, но все же все ее детство работу по дому она выполняла без помощи магии, а когда в семье осталась только она и болеющая мама, то приходилось не только уборкой заниматься. В общем, девушка была хоть и не готова к такому повороту событий, но подготовлена.

– Давай не забираться глубоко в тропики, там наверняка живет кто-нибудь, кто не будет нам рад. Я не про местных жителей, а про всяких зверей, насекомых. Но и на самом берегу тоже не вариант: солнце спалит нас в первый же день. Может, там? – Медоуз указала на деревья недалеко от берега. – Предлагаю построить домик на дереве – и жилье, и смотровая площадка. У меня есть опыт в постройке таких домиков.

Она улыбнулась; несмотря ни на что, улыбнулась, и посчитала сама для себя это хорошим признаком. У них неприятности, это очевидно, но Дори никогда не была одной из тех девушек, которые садятся и плачут в случае беды; она предпочитала решать проблемы, что-то делать – возможно, так решение придет само собой.

Последний раз стройкой дома на дереве она занималась в далеком 1973 году; мысль о том, что ей придется сделать это еще раз, одновременно грела и ранила ее, но такой вариант жилища и правда был самым подходящим, как думала Доркас. У них ушла пара часов на постройку самого дома и какое-то время, чтобы соорудить что-то похожее на веревочную лестницу. И вот они стоят на берегу, осматривая плоды своего труда; Тед, кажется, дает Джагсону немного воды и найденных на деревьях фруктов; а Доркас смотрит на этот домик – другой домик, – щурясь, но не от солнца, потому что время уже закатное.

img

https://33.media.tumblr.com/2afe90c0ee6f32a3c59f29e2418047fd/tumblr_mp76rhFxyM1sqfkcro1_500.gif

Знать бы, безопасно ли здесь; а если безопасно, то я бы хотела, чтобы рядом оказался тот, кто непременно покритикует мои навыки строительства, но все же останется здесь; на самом деле, это – лучшее место, где можно спрятаться от всего внешнего мира. Правда, здесь нет такого любимого мной климата и таких бесконечных полей. 
Нет, отсюда надо выбираться.

– Я думаю, мы можем его развязать. Он, как будущий заключенный Азкабана, должен быть обеспечен едой, водой, туалетом и сном, правильно? И хотя я до сих пор считаю, что это он виноват в том, что мы пролетели мимо, нам и правда не следует над ним издеваться, – Доркас подошла к Теду, а затем перевела взгляд на Джагсона. – Помни мою доброту и милосердие, можешь даже матерью Терезой меня называть. Но наручники, пожалуй, мы тебе оставим. Тед, дежурить будем по очереди? По четыре часа?

Было ли это благородством со стороны Тонкса, или он просто догадался, что она жаворонок, Дори не знала, но была мысленно ему очень благодарна за то, что он пустил ее поспать первую. Ночью от нее не будет особой пользы, а вот пробуждение часа в три-четыре – это можно. Хотя, надо сказать, стемнело на острове очень быстро, и ночь для подсознания Дори наступила еще несколько часов назад.

Послесловие

§ Три раза:
1 - Эммилин в Мунго
2 - вы еще не знаете
3 - здесь, на Острове

§ Цитаты на английском. Их две, но они обе из одной серии: Doctor Who 8.04 - Listen.

§ Если я что-то не так написала, то пинайте меня.

§ Разговор с Аластором.. реальный.

Lost [часть 2] --->>>

Отредактировано Dorcas Meadowes (14-12-2014 14:31:25)

+3

8

--->>> Lost [часть 2]

Предисловие

Для меня совсем странно писать что-то такое, да и вряд ли вам понравится. Но идея - это хуже, чем кишечный глист, как говорит Доминик Кобб, и я с ним согласна. Надеюсь, вам будет хотя бы не противно.
Прошу прощения у всех верующих за то, что использовала в посте 26 Псалом.

[audio]http://pleer.com/tracks/12924101tc9H[/audio]
They say we only use a fraction of our brain's true potential. Now, that's when we're awake. When we're asleep, our mind can build almost anything.
~~~
– I know this bridge. This place is real isn't it?
– Yeah. I cross it everday to get to the college.
– Never recreate places from your memory. Always imagine new places.
– You gotta draw from stuff you know, right?
– Only use details. A...a...a street lamp or a phone booth. Never entire areas.
– Why not?
– Because building a dream from your memory is the easiest way to lose your grasp on what's real and what isn't real.
© 'Inception'

Резкий, громкий, глубокий – оглушающий, з а к л а д ы в а ю щ и й у ш и – вдох.
Асфиксия – конец. Отбой. Сегодня – рано умирать.
Доктор, считайте до пяти – 1,2, 3, 4, 5 – считайте, доктор. Доктор, жив ли пациент? Доктор, нам нужна реанимация? Вы приготовили дефиблирятор, доктор? Разряд. Доктор? Доктор, доктор, доктор? Д О К Т О Р.
Громкий вдох, резкий подъем, широко распахнутые глаза. Плечи – обнять одной рукой, другой – убрать с лица волосы. С у м а с ш е с т в и е может оказаться слишком близко. Покачивания взад-вперед. Землетрясение – внутри. Сход с орбиты.
Повторять судорожно свое имя; вспоминать, кто ты; и д е н т и ф и ц и р о в а т ь себя – мертвые и сумасшедшие не смогут этого сделать, ведь правда? Правда, правда, правда? П Р А В Д А.

– Доркас, Доркас, Дооор-кааас, Доркас Медоуз, Медоуз, Доркас, Доркас Медоуз, Дор-кас Ме-доуз.

Шепот – громкий, заглушающий какие-то звуки со стороны; дыхание – резкое, бьющее по шевелящимся на ветру пальмовым листьям; покачивания взад-вперед – ускоряющиеся, обгоняющие движение волн. Посмотри на себя, ты сошла с ума, глупая, глупая девочка, истинная дура, посмотри на себя, ты – никто, ты – ничто, ты – пропала, потерялась, исчезла, посмотри, ты даже не знаешь, кто ты – К Т О Т Ы?

– Это реальность, реальность, там был сон, сон, еще один сон, а это реальность, Дори, Дори, слушай меня, Дори, это реальность, сейчас – реальность, был – сон, Дори, Дори, До-ри, послушай же, Дори, это – реальность, Дори, Дори, Дори, Дори…

Легкие, легкие болят, на них давит грудная клетка; значит - они сжимаются, значит – скоро неизбежность, скоро – смерть, скоро – все закончится, успокоение, успокоение, успокоение… Нет, сумасшествие. Н Е Т.

– Господь - свет мой и спасение мое: кого мне бояться? Господь крепость жизни моей: кого мне страшиться? Если будут наступать на меня злодеи, противники и враги мои, чтобы пожрать плоть мою, то они сами преткнутся и падут. Если ополчится против меня полк, не убоится сердце мое; если восстанет на меня война, и тогда буду надеяться. Одного просил я у Господа, того только ищу, чтобы пребывать мне в доме Господнем во все дни жизни моей, созерцать красоту Господню и посещать храм Его, ибо Он укрыл бы меня в скинии Своей в день бедствия, скрыл бы меня в потаенном месте селения Своего, вознес бы меня на скалу. Тогда вознеслась бы голова моя над врагами, окружающими меня; и я принес бы в Его скинии жертвы славословия, стал бы петь и воспевать пред Господом. Услышь, Господи, голос мой, которым я взываю, помилуй меня и внемли мне. Сердце мое говорит от Тебя: ищите лица Моего; и я буду искать лица Твоего, Господи. Не скрой от меня лица Твоего; не отринь во гневе раба Твоего. Ты был помощником моим; не отвергни меня и не оставь меня, Боже, Спаситель мой! ибо отец мой и мать моя оставили меня, но Господь примет меня. Научи меня, Господи, пути Твоему и наставь меня на стезю правды, ради врагов моих; не предавай меня на произвол врагам моим, ибо восстали на меня свидетели лживые и дышат злобою. Но я верую, что увижу благость Господа на земле живых. Надейся на Господа, мужайся, и да укрепляется сердце твое, и надейся на Господа…

– Дори, Дори, Дори, тебе страшно, но то был сон, а это реальность, и Господь с тобой, Дори, слышишь меня, Дори, девочка, Дори, Дори, До-ри… До, До, До, До, До, Дооо, Доо - До, До-До-До-До-До… Додо. Додо. Додо. Додо… Я – Додо.

Легкие – большие, огромные легкие, на всю грудь, на всю грудную клетку, р е а л ь н о е; сердце – бьется, оно живое, горячее, настоящее, любящее, р е а л ь н о е; дыхание – ровное, спокойное, теплое, как воздух, р е а л ь н о е. Этот мир – реален. До этого был просто сон. Сейчас – р е а л ь н о с т ь. Жизнь, реальность, настоящий мир.

– Я – птица Додо. Додо. Единственная в своем роде. Единственная, кто еще живет. Последний маврикийский дронт. Я – Додо. Додо, Додо, Додо…

Самоидентификация – мертвые или сумасшедшие не смогли бы этого сделать. Значит – нормальная, здоровая. Значит – живая.

Пора было вернуться в мир живых, здоровых и реальных окончательно; лучшее, пожалуй, что могла сделать сейчас птица Додо – Доркас Медоуз – это обратить внимание на слова Джека Джагсона, старательно пытающегося донести до нее что-то. Пора было слушать.

*

26 Псалом (Давида), Новый Завет.

Отредактировано Dorcas Meadowes (10-01-2015 22:17:31)

+4

9

In a tree by the brook,
There's a songbird who sings,
Sometimes all of our thoughts are misgiven.
Ooh, it makes me wonder, ooh, it makes me wonder.

Сначала Джагсон слышит тихий меланхоличный свист, потом аккуратное постукивание — как будто ногтем по дереву. Ток-ток, ток-ток, ток-ток. В темноте хорошо видят только кошки, совы да гекконы, а похвастаться родством с любым из них Джек-всего-лишь-человек-Джагсон не может, да и не нужно ему это — пусть он не видит в темноте, вот только уже понял, что за дрянь свалилась на их головы. Паршиво, ох, паршиво дело.
Та мерзость, что притаилась в темноте, и десяти дюймов не насчитает в длину, а до смерти ядовита. Ее прозрачно-золотой яд имел баснословную цену, если знать, кому продать; Джек даже помнил золотую лихорадку лет так десять назад, когда многие охотники до легкой наживы пускались на поиски — вернулись немногие: кто-то стал жертвой яда и существа, кто-то — таких же джентльменов удачи. Найти эту тварь тяжело, убить непросто, а самое главное — даже если найдешь, трудно уйти. Быстрая — да нет же, очень быстрая, ловкая, с молниеносной реакцией, с острыми, похожими на паучьи, лапками, ядовитым жалом и сильными крыльями. У жертвы есть всего лишь несколько часов, прежде чем тело начнет медленно, но необратимо растворяться, превращаясь в супчик в оболочке из кожи. А до того — расслабьтесь и получайте удовольствие — продолжительные обмороки, галлюцинации, лихорадка.
«Ах ты, маленькая дрянь, — Джагсон напряженно всматривается в темноту. — Ну, давай же, покажись. Три, два, один...».
- Сзади! — силой окликает он, едва только разглядев насекомое, ступившее в полоску лунного света; увы, оно оказывается проворнее Теда Тонкса. Мерное «ток-ток» на мгновение превращается в сумасшедшую трещотку — проскочив под ногами у Теда, оно заходит сзади и резко, но жадно прикладывается к его ноге. Джагсон, не стесняясь в выражениях, старается подняться на ноги — получается, но не так быстро, как хотелось бы.
- Эта тварь огня боится, — громко говорит он не то себе, чтобы успокоиться, не то аврорской девице, которая — удивительное дело! — не проснулась даже. То ли бормочет во сне, то ли зовет кого-то — некогда Джеку прислушиваться.
- Твой приятель скоро станет кормом для этого чертового дерьма, и мы с тобой тоже. Да хрен с тобой, а я жить хочу, — он трясет ее за плечо — грубо, с силой. — Да вставай же, мать твою! — орет Джагсон. Он бы с удовольствием ее по щекам ударил — он тут в кавалеры не нанимался, в конце концов — да вот не задача, приходится приберечь движение для семенящего со скоростью неплохой метлы по полу насекомого, а у него нет даже палки, чтобы отбиться, не говоря уже о волшебной палочке. Он бы тонсксовскую взял, да дракл его раздери — Тонкс сам на нее упал. Ворочать тело, да еще и со связанными руками слишком долго, не успеет, сам попадет.
Джек таранит девушку плечом, заставляя занять наиболее удобную позицию, — насколько можно далеко от этой твари и так, чтобы они оба могли ее видеть в свете луны.
- Очнулась, красавица? Вот эта дрянь нас сейчас прикончит, если ты ничего не сделаешь, — он дышит тяжело, как будто долго бежал, но говорит почти спокойно, даже привычная насмешливость прорезается в голосе. — Быстро бегает, неплохо летает, смерть как ядовита. Не убьешь сразу — набегут еще. Не знаю как, но они это чувствуют. Быстро и чисто, но осторожно, ее яд еще пригодится, если хочешь дружка спасти, — торопливо поясняет он. — Да делай уже что-нибудь!

PS.

Led Zeppelin — Stairway to Heaven

Не знаю, как вы, а я когда писал, представлял себе что-то вроде мантикора из ИП, только с крыльями.

[AVA]http://sh.uploads.ru/Hl9Qt.gif[/AVA]

+4

10

[audio]http://pleer.com/tracks/7755346iDGc[/audio]

http://savepic.net/6280294.pngОт резкого и громкого крика Джагсона в свою сторону Доркас моментально подскакивает – чему-чему, а быстрой реакции ее научили. Такое чувство что в ней всего два с небольшим фунта веса, так быстро она меняет положение сидя на положение "стоя в боевой стойке". Джек толкает Дори плечом, и какое-то время она это терпит, но потом говорит четко, холодно и – главное – совершенно серьезно, даже не глядя на своего – в данный момент – о, Господи, неужели! – спасителя.

http://savepic.net/6280294.png– Благодарю вас за заботу, мистер Джагсон, но если вы еще раз прикоснетесь ко мне, – Медоуз поворачивает на секунду голову, чтобы посмотреть на потенциального заключенного своим "рабочим" взглядом, а официальные обороты речи горят в огне, – я оторву тебе руку. И только посмей сомневаться в том, что я могу это сделать.

http://savepic.net/6280294.pngДевушка возвращает все свое внимание на "неведомую чертову хрень", как бы ее возможно назвал в неофициальном отчете Аластор, но, к своему удивлению и не смотря на – прекратившиеся, правда, – толчки Джагсона, Доркас не пятится назад, не дышит прерывисто и часто, не впадает в панику – словом, не делает всего того, что не рекомендуется, а кроме того демонстрирует несвойственную ей некую гриффиндористость. Вместо этого в ее голове со скоростью света шевелятся шестеренки, похожие на механизм часов в ее любимой башне Хогвартса, а взгляд каждую делю секунды мечется, падая то на Теда, то на бегущее и токающее существо, – в памяти словно из ниоткуда возникают какие-то фразы, и Дори узнает голос Джагсона в своей голове.

http://savepic.net/6280294.png– Что ты там говорил про огонь? – она также ловит ценный совет, что эту тварь надо оставить в живых, иначе Теду , – а значит и Меде с дочерью, – конец, и направляет палочку на – о, прости меня, мой нелетающий рыцарь, – пол построенного на дереве дома и очерчивает вокруг незваного гостя круг. – Incendio!

http://savepic.net/6280294.pngПальмовый пол мгновенно загорается, насекомое в страхе замирает, а Джагсон, кажется, громко ругается, но сейчас ни один, даже самый громкий звук не остановит бег шестеренок в голове этой девушки. Mobilicorpus! – находящийся в бессознательном состоянии Тед мягко перемещается на землю подальше от горящего домика. Immobilus! – "ток-ток" затихает и словно впадает в анабиоз, переставая двигаться вовсе. Locomotor! – существо оказывается у Доркас в руках, и девушка понимает, что дальше следует действовать очень и очень быстро.

http://savepic.net/6280294.pngОна подходит к краю их горящего огнями и разрушающегося дома и поворачивается к Джагсону:
– Только попробуй сбежать, понял меня? Нет ничего, поверь, чего я не могу сделать. Все ясно? Evanesco! – слишком много заклинаний за две минуты, да и Джек теперь стоит с развязанными руками, но Дори всегда помнит главное: заключенный должен прибыть в Азкабан живым. – Не знаю, как ты будешь это делать, но – прыгай!

http://savepic.net/6280294.pngДоркас была одной из тех девочек, что могла разбивать коленки и локти в кровь, лазая по деревьям, бегая по холмам, катаясь с горки на велосипеде, забираясь на разрушенные замки Эдинбурга, а затем убегая от охраны. Делала она это, правда, нечасто и лет до десяти, да и все равно большую часть времени у нее занимали чтение, рисование и фотография, но опыт есть опыт, и он остался. Поэтому спуститься с высоты около шести с половиной фута ей труда не доставило, если учесть, что при постройке дома они позаботились о паре канатов для спуска.

http://savepic.net/6280294.pngДевушка оказывается на земле – существо в ее руке живо и обездвижено, – проверяет, чтобы все были в порядке, а Джек не убежал. Впрочем, она тут же снова связывает ему руки (конечно, как связанные руки помешают побегу, вопрос другой, но тем не менее), а затем поворачивается к домику и тушит огонь, чтобы он не затронул весь остров. Конечно, от их жилища не остается ничего, ну или почти ничего, но жить здесь теперь нельзя.

http://savepic.net/6280294.pngИ снова череда заклинаний. Дори осторожно разрезает по спинке насекомое – раз; тут же создает стеклянный сосуд, похожий на пробирку – два; аккуратно собирает яд в эту пробирку, вытягивая его по капле, – три; и отбрасывает доставившую столько неудобств тварь, чтобы затем взорвать ее на мелкие части – четыре.

http://savepic.net/6280294.png– Ты, кажется, знаешь, что с этим делать, – поворачивается она к Джеку. – Что дальше? Знаешь, спасение жизни аврору может сойти за смягчающее.

~~~

http://savepic.net/6280294.pngТонкс постепенно приходил в себя. Вот только Доркас ощущала, как ее штормило и шатало из стороны в сторону, девушка чувствовала такую слабость, словно близилась полночь после тяжелого трудового дня, а ведь солнце еще находилось в зените. Впрочем, делать было нечего: из них троих Дори была единственной, кто мог пойти на поиски какой-нибудь пищи – ей самой, на самом-то деле, это было не очень и нужно, но вот Теду для улучшения состояния, да и пережившему такой колоссальный стресс Джагсону еда пришлась бы очень кстати. Джека она привязала к какому-то дереву в тени, Тонкса тоже перетащила подальше от пекла и, поправив хвост на голове, отправилась в лес в сторону океана.

http://savepic.net/6280294.pngКажется, прошло всего несколько минут, но Доркас, будто бы засыпая, потеряла сознание и упала на землю посреди тропического леса.

+5

11

Наступит время, когда вам придется выбирать
между правильным и простым.

[audio]http://pleer.com/tracks/8063586OxoM[/audio]

Умирать оказалось просто. Непозволительно, недопустимо просто. Не так должен уходить из жизни мужчина, который продолжает оставаться в ответе за своего друга и коллегу по Аврорату. И все-таки Тед продолжал идти в светлом солнечном свете по пшеничному полю, рука об руку с женой и дочерью. Туда, где больше не останется вопросов без ответов. Где останутся позади сомнения, чувство вины, страх сделать что-то непоправимое. Покой оказался очень сладким на вкус, особенно после отдающим горелым хлебных корок войны.

Пожалуйста...

Голос ли или просто песня ветра.

Пожалуйста, Тед...

Этот голос... он мог все изменить, заставить его передумать. Хотелось замотать головой "замолчи, замолчи, перестань, ты не имеешь права просить меня, не смей просить меня...".

Тед, пожалуйста... не торопись.

Еще немного и он вспомнит, кто так ему говорил. Когда-то давно, в другой жизни и при других обстоятельствах. Брал его за руку и просил не торопиться. Надо было продолжать идти, но Тед чувствовал, что покой постепенно начал раскалываться. Как по нему пошли тонкие невидимые трещинки - картинка вроде оставалась той же, но свет - прежде ровный и спокойный - теперь мельтешил, заставляя его прищуривать глаза. Слишком ярко. Как он мог выносить это прежде?

Нужно обдумать все так, чтобы ни ты, ни Меда с Дорой не пострадали.

О чем ты говоришь? Вот же они, идут рядом со мной. И мы вместе, и нам хорошо. Он хотел повернуть голову, чтобы посмотреть на жену, но осознал, что не может. Какая-то сила не давала ему сделать этого, так что он ощущал лишь их руки в своих ладонях.
Да кто ты, черт возьми, и почему! ты! мне! мешаешь!
Уже не было ни пшеничного поля, ни света, только тьма за закрытыми глазами. И ощущение их рук в своей. Ведь они все еще рядом, правда?

Попытайся вспомнить все, что ты знаешь.

О Господи... Я... Я ничего не знаю. Я просто Тед Тонкс. И я устал, а здесь не нужно бояться и выбирать, не нужно принимать сложных решений. Здесь я точно останусь собой и не совершу никакого преступления из-за любви к тем, кто мне дорог. К Меде. И Доре. Которых... которых здесь... нет.
Его пальцы сомкнулись, сжимаясь в кулаки. Их здесь нет. Только он один, убегающий от них в солнечную вечность. Оставляющий их без защиты в жестоком мире, наносящем порой тяжелые удары. Их и... Доркас. Это была ты, я понял, я... мне очень жаль, прости, ты бы поняла меня, если бы оказалась там сама. Бескрайний мир, в котором растворяется даже самое горькое прошлое. Что, если я не оправдаю их надежд? Твоих надежд?

Мы смелее, чем мы думаем о себе, сильнее, чем сами себе кажемся.

Доркас, милая Доркас.
Почему ты такая? Почему ты так говоришь? Почему ты веришь в то, что говоришь? Ведь и я тоже начинаю в это верить. А это означает, что совсем скоро я вновь почувствую жар лихорадки, вместо пшеничного поля меня ждет пестрый калейдоскоп бреда, через который мне придется пробираться обратно к реальности. Но я готов. Я смогу, я пройду его, потому что мне очень, очень надо сказать тебе...

- ...спасибо, - прошептали его запекшиеся губы. Он слышал шум набегающих на берег волн, пятна солнечного света плясали за его закрытыми глазами, пробиваясь через плотную резьбу тропической листвы.

***

Я говорю тебе "спасибо", Доркас Медоуз, за то, что ты не дала яду забрать меня. За то, что твоя рука была в моей и сегодня, когда ты звала меня обратно. Я стою рядом с тобой на пустынном берегу и чувствую, как сердце изнемогает во мне от слабости, но я знаю, что мне хватит сил справиться со всем, что будет. Потому что "мы сильнее, чем сами себе кажемся". Я смотрю на то, как этот мир гневается на твой выбор, я вижу стену воды, которая становится все ближе и совсем скоро обрушится на наши головы. Штормовой ветер сбивает наше дыхание, но я не боюсь, потому что "мы смелее, чем мы думаем о себе". И, главное... Даже сейчас, когда вокруг нет ничего, кроме воды, когда я вижу, как крупными жемчужинами кислород покидает наши легкие, я сжимаю твою руку - и я верю тебе. Я верю в тебя. Ты не дала смерти забрать меня тогда - не дашь и сейчас.

Мы возвращаемся домой.

...

Слова, которые слышал Тед - те слова, которые ему говорила Доркас в истории "Пустой дом".

[AVA]http://i59.tinypic.com/357popd.jpg[/AVA]

Отредактировано Game Master (10-12-2015 20:27:28)

+5

12

[audio]http://pleer.com/tracks/4506967cKn5[/audio]
α
http://savepic.net/6280294.pngДоркас слишком резко открывает глаза. То, что было ночью всего несколько секунд назад во сне, оказалось жарким полуднем в реальности: казалось, что солнце стало еще ближе, - настолько сильно оно слепило и обжигало кожу слишком бледную, чтобы не страдать от этого.
http://savepic.net/6280294.pngГолова кружится, и все плывет, но девушка находит в себе силы подняться с земли – с удивлением отмечает, что прошло не больше часа с тех пор, как она ушла, - шевелит кончиками пальцев и понимает, что ее ладонь помнит прикосновение, которого не было на самом деле, но было для нее. Надо скорее выбираться отсюда.
http://savepic.net/6280294.png — Вы находитесь в памяти другого человека, - сказал ей Дак. Если допустить, что не сам Нэвус сделал такой вывод, то ему мог помочь только Грюм – а вот откуда он мог это узнать? Он показал тебе фотографии, Аластор? Как ты узнал, что мы в чьей-то памяти? Ты догадался? Или ты просто узнал это место? Почему Дак не сказал мне, что мы в твоей голове? 
http://savepic.net/6280294.pngДоркас понимает, что Теду сейчас предстоит непростое перемещение, а сил у него разве что на простое заклинание левитации, не больше. Она вспоминает и думает, что из местных фруктов может помочь ему восстановить силы, ведь на тропическую уху у них времени просто нет, его нет даже на суп из водорослей, тем более Дори, которая ни разу не была на море, понятия не имеет, какими водорослями лучше кормить человека, чтобы привести его в чувство. Пройдя по коридорам своей памяти, девушка хватается за спортивную бутылку Мишель – слава Богу, девушка Тони занималась атлетикой в колледже, - в которую та постоянно добавляла кокосовый сок, разведенный с водой, вместо химических энергетиков. Неужели я впервые в жизни рада, что ты украла у меня брата? Она начинает искать кокос – Accio почему-то не помогает. Дори начинает нервничать, так как солнце начинает печь просто нереально, а потом ей приходит в голову идея.
http://savepic.net/6280294.png Если ты спишь и понимаешь, что спишь, сон становится странным и страшным – люди смотрят на тебя, как на чужака, а локации начинают ломаться; иными словами, когда ты во сне хочешь проснуться, то сначала сон начинает разрушаться, и лишь потом ты оказываешься наяву. Что если, узнай я напрямую, в чьей я памяти, этот мир схлопнется еще быстрее?
http://savepic.net/6280294.png Но если это память Аластора Грюма, а мне достаточно всего лишь захотеть вернуться обратно, чтобы переместиться из этого мира, то может быть, всего лишь может быть, этот остров был создан для меня? Кому, как не мне, Аластор всегда говорил, что не хочет, чтобы я бросалась в сражения вместо того, чтобы ценить свою жизнь? Что если это мир – мир в памяти Аластора, но мир – мой? И, черт возьми, мне просто нужен дурацкий спелый кокос!

http://savepic.net/6280294.pngДействует. Это – действует. Девушка не сразу осознает, что если это сработало, то мир действительно в какой-то степени ее, но сразу видит молодой кокос, как раз такой, который нужен Теду. Только она поднимает зеленый спасительный плод, как солнце мгновенно прячется за слоисто-дождевыми серыми облаками. Не нужно часто ездить на моря, чтобы знать, что такое тропический ливень рядом с океаном. Началось.

β

http://savepic.net/6280294.pngТед Тонкс благодарит ее – кроме него лишь один Бог знает, за что, - и едва он открывает глаза, как тучи закрывают солнце и здесь тоже.
http://savepic.net/6280294.png — Тед, пожалуйста, тебе нужно выпить это, - мужчина слушает ее, а Дори лишь благодарит судьбу за то, что она попала сюда именно с Тонксом. Будь на его месте кто-то менее близкий, было бы в разы сложнее сейчас; будь с ней чистокровный волшебник, они бы погибли еще раньше.
http://savepic.net/6280294.png — Так, слушай меня. И ты, Джагсон, тоже – мне некогда объяснять два раза. Этот остров – ненастоящий, мы находимся в голове другого человека, и я думаю, что у нас осталось не больше получаса, чтобы убраться отсюда, потому что иначе мир схлопнется, как осознанный сон, и мы умрем. Или будет что-то вроде вечного сонного паралича, что еще лучше, но давайте не будем проверять. Я потом расскажу тебе, откуда знаю это, сейчас же – просто поверь мне, пожалуйста, Тед. Я еще не поняла, хочу ли я вернуться, - не комментируй! – но я хочу вернуть тебя твоей семье, а Джагсона – в Азкабан, потому что смерть не есть воздаяние. Прости, Джагсон, но твоего мнения я не спрашиваю. Тед, ты можешь встать? – видимо, кокосовый сок помогает; или же Тонкс просто очень хочет вернуться. Джека Доркас отвязывает и держит за руку – другую его руку берет в свою Тед Тонкс.
http://savepic.net/6280294.png — Черт возьми, погода портится. Все хуже, чем я думала, и уж точно хуже, чем мне обещали, - вдалеке слышны раскаты грома, и небо проливает на трех волшебников свои крупные слезы. — Нам нужно, как при аппарации, захотеть вернуться. Не прошу об этом его, - говорит Дори своему напарнику, - но ты мне очень нужен. Вспомни своих девочек, калитку и запах свежеиспеченного пирога. Добавь к этим воспоминаниям свои, самые секретные, - слова Доркас, возможно, и были правильными, да только ничего не получалось. Она совсем не по-девичьи выругалась и запустила шестеренки в своей голове.
http://savepic.net/6280294.png — Слушай, Тед, если это – воспоминания человека, который всегда руководствуется логикой и здравым смыслом, который всегда действует по правилам, никогда не сворачивает с намеченного пути, то будет ли этот мир работать так же, как его голова? Тогда… тогда… - она говорит все это скорее самой себе, чем двум мужчинам рядом с ней. — Нам срочно нужен океан.
http://savepic.net/6280294.png Логика. Логика, чертова логика, я же девочка из Рэйвенкло, как я сразу не поняла, какая может быть логика в мыслемире. Господи, какой стыд, как можно быть такой дурой! Они бегут через тропический лес к океану, поскальзываясь на мокрой земле, и когда они оказываются на берегу, Дори не останавливается – видит огромные барашки волн, но все продолжает вести Теда и Джека к океану; в океан. Мы попали в этот мир, упав сверху; мы вошли в одну дверь, но выйти надо в другую, и чтобы это сделать, нам надо упасть снизу, упасть вверх, провалиться, выброситься.
http://savepic.net/6280294.png — Поверь мне, это поможет. Я, наверное, впервые так уверена в чем-то, Тед. Просто доверься мне, - борясь с волнами, они заходят в воду по середину бедра; так, чтобы можно было стоять и не падать, и Дори поворачивается к берегу лицом, развернув Тонкса и Джагсона лицом к себе. — Я не могу заставить мир слушаться меня, но по каким-то причинам могу влиять на него. Нам нужно утонуть - нет, стой, не говори ничего! – нужно оказаться в воде с головой, от этого ты не умрешь. Я просто… просто знаю. Закройте глаза. Оба. Живо, Джек! Тебе лучше не вступать в споры со мной, клянусь тебе, тебе не понравится результат.
http://savepic.net/6280294.pngОни закрывают глаза – Тонкса уговаривать не пришлось, и хотя Доркас догадывается, как ему, должно быть, страшно, но надеется, что он правда верит ей.
http://s7.uploads.ru/sR9Ar.gif
http://savepic.net/6280294.pngДевушка поворачивает голову назад и видит, как на них движется огромная волна – нет, не просто огромная волна, а самая настоящая onde scelerate, волна-убийца; темно-синяя вода отражается в ее глазах, но Дори не пугает это явление – так и должно быть, ведь именно она этого захотела. 

ω
http://savepic.net/6280294.png 01:35
http://savepic.net/6280294.pngДоркас успевает отвернуться и закрыть глаза – их накрывает с головой. Она снова начинает прокручивать в голове свой флип-бук – тот самый, что видела в больнице Святого Мунго месяц назад, - чтобы действительно захотеть вернуться. Ради меня. Ради меня, ради меня, ради меня, - пульсирует в ее голове; ядро превращается в черную дыру, звезда взрывается – гиперновая.
http://savepic.net/6280294.pngОна! не чувствует! перемещения! Открывает глаза и видит перед собой Теда Тонкса и Джека Джагсона с закрытыми глазами «висящих» в воде.
http://s2.uploads.ru/Ldiar.gif
http://savepic.net/6280294.pngОглядывается по сторонам – они живы, все трое, но ничего не происходит. Дори начинает паниковать – неужели она сделала еще хуже, и они никогда не вернутся домой? Этого не может быть, этого просто не может быть, нет, мы должны вернуться. Я должна вернуться! Я должна вернуться – из-за него! ради него! к нему!
[audio]http://pleer.com/tracks/135045140yjt[/audio]
http://savepic.net/6280294.pngДоркас закрывает глаза и возвращается на одну из первых страниц флип-бука: здесь дверь в Выручай-комнату, перышко, холодные белые и черные клавиши – поцелуй меня, пожалуйста…
http://savepic.net/6280294.png «Даже если все это закончится, у меня останется что-то о тебе. О нас».
http://savepic.net/6280294.png Nothing is ever forgotten, not completely. And if something can be remembered it can come back.
http://savepic.net/6280294.pngДоркас Медоуз держит за руки Теда и Джагсона и хочет попасть домой. Я возвращаюсь к тебе, Нэвус Дакворт, и только попробуй не ждать меня на той стороне.

after

Спасибо моему любимому за вечную музыку)

+4

13

— У нас осталось не больше получаса.
Времени мало, и уж на то, чтобы удивляться, его совершенно нет. Потом, расслабленно забросив ноги на стул и тихо стукнув стаканом с огневиски о столешницу, можно будет подумать, в какую передрягу он попал, как удивительно избежал Азкабана и бывает ли так, что чья-то память — любопытная фантазия — обретает объем пространства.
Просьба прислушаться совершенно излишня; он бы и так слушал, внимательно — куда внимательнее, чем ты, дорогуша, можешь предположить — потому что каждое произнесенное слово могло скрывать подсказку, ключ к такой желанной свободе. А он не дурак, чтобы пропускать такие вещи.

— Я еще не поняла, хочу ли я вернуться...
Драклы тебя задери, избавь меня от подробностей...
В самом деле, кого это интересует, когда от желания зависит не одна жизнь — плевал я на то, что будет с вами, но сам, если ты не уловила с первого раза, подыхать из-за твоих капризов не собираюсь. Впрочем, может быть, это и на руку. Известно каждому, что происходит, когда, трангрессируя, волшебник недостаточно нацелен и настойчив, и Джек уверен, как бы дело не обернулось, он сможет извлечь из этого выгоду. Он готов рисковать.

— Не прошу об этом его...
— Очень зря, — ухмыляется Джагсон, без тени испуга вслушиваясь в приближающуюся грозу, и подставляет лицо каплям дождя — свежим и крупным. Он с наслаждением облизывает губы, пьет дождевую воду — заботливых порывов на него ожидаемо не хватило, всегда подозревал, что черная неблагодарность у авроров в ходу.
— Да ты нахрен шутишь.
Он говорит в кои-то веки серьезно. Это же надо придумать — срочно нужен океан. Да она их всех убьет, но ей, видимо, наплевать:
— Поверь мне, это поможет...
Джагсон оглядывается на покинутые джунгли, ему жаль потерянной возможности — оставить немного яда себе не вышло, он мог бы неплохо его продать. Если подумать, в этих чертовых выдуманных лесах скрывались горы галлеонов, но о возможности поохотиться не стоило и мечтать.
Джагсон думает о том, что сбежать сейчас было бы проще простого — Тонкс едва держится на ногах, Джеку самому приходится держать его за руку покрепче, когда волны сильнее ударяют по ногам, а его бойкая подружка слишком увлечена надвигающейся катастрофой. Вывернуться из их рук вполне возможно, но одно заставляет его удержаться на месте: побег в наружность надежнее, ну, в самом деле, не желает же она смерти себе и ему, а значит, и правда знает, что делает — не факт, не факт, мой друг.

— Я не могу заставить мир слушаться меня, но по каким-то причинам могу влиять на него. Нам нужно утонуть...
— Все бабы как бабы, а ты богиня, ну конечно, как я раньше не догадался, — бормочет Джагсон, закатывая глаза. Он не собирается подчиняться и доверять, он мрачно смотрит, как на них надвигается, нет, не волна, а целая стена, густая, темно-синяя — их ведь размажет к чертям, непременно размажет, оставив три кровавых пятна. О чем же ты, ненормальная, думаешь. Но твердо остается на месте, не дрогнув ни на секунду и не позволив подбирающемуся страху выплеснуться ни на толику, и расслабляется, позволяя волне подхватить и его, укутать в своей утробе. Только теперь он закрывает глаза, изо всех сил цепляясь за солнечную картинку, встретившую их, не желая возвращаться в реальность, и предпочитает не думать о том, что будет, если его сопротивление возвращению окажется слишком сильным, а предупреждения окажутся правдивы; он слишком любит жить, чтобы предпочесть вечную кому Азкабану, ему нужно только одно — неудачное перемещение.

Сейчас не время лелеять свой страх, и Джагсон старается думать только о лучах тропического солнца и жаре белого песка, но что-то дергает внизу живота и закручивает в водовороте — как будто портал — волна подбрасывает их еще раз и вдруг ноги касаются твердой поверхности.
Вода уходит и тишину разрывает крик. Мантия Джека быстро окрашивается темно-алым — на груди и вдоль левого плеча — никто не видит рваных ран и содранного до костей мяса. В каком neverwhere оставил частичку себя Джек Джагсон?
— Ещё раз ко мне прикоснешься, я тебе руки оторву! — рычит он, вырывая руку из тонких пальцев. — Если ты надеялась убить меня, дрянь... Не вышло!
Джагсон разводит руками и смеется Доркас прямо в лицо, шатается от боли и оттого, что кровь идет слишком сильно, и прежде чем помочь себе провалиться в мягкую черноту забытья, продолжает орать, разражаясь в перерывах между стонами отборной бранью. Он делает это нарочно — и громко обвиняет, радуясь, что его план сработал — расщепленных в Азкабан не сажают; и теряет сознание, посильнее сжав кровоточащее плечо, — а что, в конце концов, пусть видят, он ранен и слишком устал, дважды за день успев спасти аврорские жизни.[AVA]http://49.media.tumblr.com/2d716f36c366c57e44b7d51f84c51a5b/tumblr_nziwj8tsP91qc17ifo1_250.gif[/AVA]

+5