https://forumstatic.ru/files/0012/f0/65/31540.css http://forumstatic.ru/files/0012/f0/65/29435.css

Marauders: One hundred steps back

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: One hundred steps back » Основная игра » Carpe diem [23.09.1979]


Carpe diem [23.09.1979]

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

1. Участники: Джеймс Поттер, Римус Люпин, Лили Эванс.
2. Место: Хогвартс - архив Филча, а дальше куда ноги принесут.
3. Время: 23 сентября, после отбоя.
4. Краткое описание: Чья была идея, вспомнить уже сложно. С одной стороны, Джеймс и Римус решили, что именно сейчас в замке есть те люди, за которыми следовало бы приглядывать. Например, внезапно вставшие на путь покаяния Люциус и Нарцисса Малфои. С другой стороны, это их карта мародеров!! Их совместное произведение магического искусства, достойное самых страстных публикаций в "Магическом еженедельнике". И что же? Прозябает в пыльных архивах Аргуса Филча... Некоторое время друзья разведывали обстановку, а затем в первое же воскресенье решились на вылазку в подземелье с кабинетом завхоза.

* Carpe diem - (лат.) Живи настоящим, лови момент.

+2

2

Светлые идеи посещали голову Джеймса с пугающей для его окружения частотой, так что когда они при этом были еще и практично-целесообразными, почти безопасными и без каких-либо катастрофических далеко идущих последствий, приходилось порой прикладывать немало усилий, для того чтобы вовлечь нужных людей в свои планы. А замысел по возвращению Карты Мародеров обратно своим законным владельцам, на взгляд Поттера, и впрямь был хорош. Как минимум потому, что ночная встряска “как в старые добрые времена” была необходима Сохатому и Лунатику, как воздух. После всех навалившихся событий, каждый из оставшихся в замке Мародеров чувствовал себя не в своей тарелке. Все вместе они переживали уход и предательство Сириуса, но и персональных драм стало в избытке. Для Джеймса это безусловно было расставание с Лили и ужас непонимания, как затянувшийся кризис мог закончиться ее уходом.
- Римус, у меня есть потрясающая идея и я все просчитал, - максимально беззаботным тоном провозгласил радостную весть Поттер, приземляясь во время завтрака на свободное место рядом со своим другом. Джим подозрительно оглядел тосты и, придвинув к себе кружку с горячим какао, заговорщицки наклонился ближе к Люпину. - Не время для скептических взглядов, Любитель Полной Луны. Все просто и гениально, мы оба в замке, Карта Мародеров тоже, и пора бы нам уже воссоединиться с нашим ненаглядным сокровищем. Сам знаешь, время сейчас неспокойное и будет лучше знать, кто шатается по Хогвартсу. Так что скажешь? Только ты и я на ночной прогулке, ведомые благой целью, не отягощенные моральными принципами и инстинктом самосохранения?
Больше всего Джеймс опасался, что Римус вежливо откажет, но не потому что в таком случае стало бы труднее достать карту, а потому что это означало бы, что и в отношениях с Люпином пробежал холодок отчуждения. Сейчас Поттер отчаянно нуждался в чем-то привычном, стабильном, в небольшой поддержке того, кому он всецело и безоговорочно доверял. Всего лишь небольшая передышка в бесконечном потоке мыслей и самообвинений. В том, что не предусмотрел возможность ухода Сириуса, не проявил должного внимания и терпения к проблемам Питера и, на фоне всего этого, позволил кризису в отношениях с Лили достигнуть критической отметки.
- Хвост? Нет, я не говорил с ним, да и не думаю, что он сейчас согласится. А если и согласится, атмосфера будет натянутой. Давай решать проблемы по мере их поступления, сначала дело, потом налаживание отношений с Питером, - признательно улыбнулся Джим, поднимаясь со своего места с кружкой недопитого какао в руках. - Стартуем в это воскресенье, после отбоя. Задачу по отвлечению Филча, беру на себя. Да не мрачней ты, мы же профессионалы ночных вылазок, а по части осторожности и ловкости, нам вообще нет равных, - решив ободрить своего товарища, уверенным тоном произнес Джеймс и секундой позже споткнулся и выронил кружку на стол, залив скатерть и тарелку с недоеденной Римусом овсянкой, но ничуть не смутился и подмигнув добавил, - операцию по спасению карты, назовем “Камбуз”, не помню точно, что именно это слово обозначает у маглов, но точно что-то очень героическое и смелое.

С первой частью плана, а именно с тем, чтобы бесшумно прокрасться под покровом темноты к архиву Филча, не возникло никаких сложностей. По пути им ровным счетом никто не встретился, так что Джеймсу практически и не пришлось вспоминать о мантии-невидимке, которую он недавно одолжил  Магдалине Малкин.
Добравшись в подземельях до нужной им двери, друзья остановились, настороженно высматривая, нет ли каких-либо ловушек перед входом в архивы Филча. Зная скверный характер школьного завхоза, ожидать можно было любых пакостей.
- Вроде чисто, заходим, - задумчиво изрек Поттер, наклоняясь к замочной скважине с палочкой наизготовку. Выпрямившись, он поймал вопросительный взгляд Люпина и, правильно истолковав подоплеку в нем, пояснил, - Филч сейчас развлекается с первокурсниками в коридоре второго этажа, возле библиотеки. Представляешь, какой-то беспардонный олень сегодня за обедом непрозрачно намекнул новичкам о том, что раз в год на одной из стен в той части замка появляется изображение карты Хогвартса со всеми тайными переходами. По одному из которых даже можно добраться за полчаса до Лондона. И всего-то лишь нужно после отбоя взорвать дюжину навозных бомб в коридоре рядом с библиотекой, дождаться полуночи и, вуаля, карта не заставит себя долго ждать.
За дверью начинался самый проблематичный этап их ночного путешествия - поиск карты. Дополнительно задача осложнялась тем, что действовать нужно было очень быстро: неизвестно, сколько времени займут разборки школьного завхоза с доверчивыми первокурсниками, а ведь еще нужно осматривать архив крайне осторожно, стараясь не оставить следов своего пребывания во владениях Филча.
- Да тут настоящая сокровищница для узкого круга ценителей, - негромко присвистнул Джим, аккуратно перебирая содержимое ближайших шкафов. - Если Аргус когда-нибудь оставит школу, сможет открыть первоклассный магазин, специализирующийся на магических правонарушениях. Интересно, должен ли я как аврор изъять этот карманный справочник “Непростительные заклятия. Краткий курс для чайников”?
Долго зависать над дилеммой не получилось, поскольку Римус наконец-то обнаружил искомый ими пергамент на одной из полок. И не успел Джеймс издать радостное, соответствующее случаю, восклицание, как в шкафу, в том самом, где он наткнулся на справочник, что-то с грохотом взорвалось. Друзья замерли и встревоженно переглянулись, надеясь что этот уровень шума недостаточный для того, чтобы кто-то в подземельях заподозрил бы проникновение в архив. Но, спустя полминуты грохот повторился и запахло чем-то паленым и знакомым.
- Хлопушки Доктора Фойерверкуса, - принюхавшись изрек свой вердикт Джим. - Я их не трогал, клянусь бородой Мерлина, не понимаю как они… Бежим!
Призыв был излишен, так как оба участника ночной вылазки, стремительно покидали опасное место под несмолкаемые звуки взрывающихся хлопушек. Уже будучи на полпути к первому этажу, Джеймс и Римус услышали топот ног снизу, из подземелий. Осознав, что секретность операции “Камбуз” провалена, а главные и единственные ее участники, едва не попались, Мародеры унося с собой заслуженный трофей, увеличили темп своего вынужденного стратегического отступления. Вестибюль первого этажа и холл второго молниеносно промелькнули мимо. По предварительной договоренности, на тот случай, если нужно будет экстренно скрыться от погони, друзьям нужно было добраться до коридора Одноглазой Ведьмы на третьем этаже, где за одной из каменных горгулий находится потайной ход в Хогсмид. Настолько потайной, что о нем не знал даже Филч, любитель совать свой нос во все скрытые закоулки замка, с целью если и не запечатать секретный проход, то хотя бы устроить там засаду.
- А мне вот просто интересно, - слегка задыхаясь от быстрого подъема по лестнице, риторически вопросил Джеймс,  в принципе ни к кому конкретно и не обращаясь, - что будет, если нас обнаружат? Баллы снять уже не могут, мы же не студенты. В Азкабан нас директор не отдаст, а…
Продолжение фразы было прервано раздавшимся из коридора Одноглазой Ведьмы грохотом. Еще одной порции самовзрывающихся хлопушек Доктора Фойерверкуса психика Джеймса не вынесла бы. Но, осторожно заглянув за поворот, он убедился, что на самом деле, все обстоит еще хуже: по коридору, наперевес со шваброй и чем-то похожим на небольшой гонг, летал Пивз.
Джим обернулся к стоящему рядом Римусу и, выразительно округлив глаза, провел большим пальцем поперек своей шеи. По его мнению, этот жест должен был доходчиво объяснять, что путь вперед закрыт, а если Пивз их заметит сейчас, когда мантия-невидимка у Малкин, скрыться от школьного полтергейста вряд ли получится. Шутки шутками, но такого варианта развития событий, Джеймс точно не хотел. И не собирался допускать. В самом крайнем случае, он отвлечет внимание Пивза собой, давая Римусу возможность уйти. Вот только вероятность того, что Лунатик воспользуется таким выходом из сложного положения или хотя бы оценит дружескую услугу, стремилась даже не к нулю, а к бесконечному, как занудство Снейпа, минусу.
- Влево, - беззвучно, одними губами, произнес Поттер, с силой дергая приятеля за локоть и устремляясь в указанном направлении, лихорадочно размышляя, куда бежать из фойе третьего этажа дальше, к кабинету директора или же свернуть в Сводчатую галерею.
Судя по приближающимся за их спинами, гулким ударам гонга, концерт в коридоре Одноглазой Ведьмы Пивзу наскучил. Вот бы где-то затаиться и, переждав немного, пропустить надоедливого полтергейста вперед, а самим вернуться назад, к тайному ходу в Хогсмид. Похоже, следующая операция все же будет по возвращению мантии-невидимки.

В качестве приятного бонуса к посту, у меня была вот эта чудеснейшая карта от Кэтрин)

http://s2.uploads.ru/iKc0b.jpg

+2

3

Овсянка с какао. Пожалуй, так в двух словах можно было описать результат почти любого взаимодействия с Джеймсом Поттером. У тебя были какие-то планы, что-то определенное - овсянка. Далее перед тобой возникает внезапно его вихрастая голова, карие глаза проникновенно смотрят в твои, пока душа изливает очередную невозможно прекрасную идею. Потом он спотыкается, карточный домик задуманного шатается, и ты обнаруживаешь в своей тарелке овсянку с какао. Казалось бы, каша/день испорчены. Но ведь какао же... Празднично-сладкий привкус пережитых с Поттером приключений ощущался в подчас бесцветной жизни Римуса и по сей день.
Говори только за себя, - хотел одернуть Люпин товарища. - Лично я донельзя отягощен моральными принципами, а уж про инстинкт самосохранения вообще молчу.
Аромат какао дразнил и путал мысли. Ведь он совершенно не собирался говорить:
- Пожалуй, это совсем неплохая идея. Ты уже сказал Питеру?
Джеймс отрицательно покачал головой и вполне резонно заметил, что тот едва ли еще готов к возобновлению подобных вылазок. Римус осторожно приоткрыл дверцу, чтобы еще раз придирчиво посмотреть на залетную идею, а та уже вломилась в его внутренние покои и голосом Поттера сообщала явки и пароли. Люпин нахмурился - на овсянку пролился благоухающий дождь из какао. Это было последним гвоздем в крышку гроба сопротивления. А нет... не последним.
- Джеймс, это морская кухня! - как показалось достаточно громко заметил Римус удаляющейся спине друга, но был уверен почти на все сто, что справка фильтры не прошла.

Эта вылазка отличалась от всех предыдущих. На этот раз с ними не было мантии-невидимки. Для Римуса данный факт оказался крайне неприятной новостью, однако времени разбираться с этим уже не осталось. Звук их шагов, до того растворявшийся в широких коридорах замка, стал более отчетливым на лестнице в подземелья.
- Ire suspenso gradu, - прошептал Римус, применяя заклинание к своим подошвам и затем повторяя его же для обуви Джеймса.
Бесшумно вдоль стены они прокрались к двери в каморку Филча. Удивительно, но на ней не красовался череп со скрещенными костями, а это было бы уместным. Порой Люпину казалось, что только авторитет директора удерживает завхоза от проявления откровенной кровожадности.
- Вроде чисто, - заявил Джеймс и выпрямился.
- Ключевое слово "вроде", - пробормотал Римус, гадая, какие дивные открытия увели завхоза из его логова ночью.
Джеймс, словно прочитав его мысли, поведал о содержании отвлекающего маневра. Где-то глубоко внутри Люпина забурлил непрошенный смех - он красноречиво приложил ладонь к своему лицу.
- Их души будут приходить к тебе по ночам, - прошептал Люпин, перешагивая порог каморки. - Дюжина навозных бомб рядом с библиотекой... Филч и Пинс... Они просто вырвут им сердца и скажут, что были в состоянии аффекта.
Джеймс приступил к поискам, и Римус последовал его примеру. Конечно, лучше было найти и достать карту собственными руками, не тревожа соседние предметы заклинаниями. Но перед лицом архивов Филча эта задача казалась невыполнимой. Поэтому в какой-то момент нервы Люпина сдали, и он произнес:
- Accio, карта Мародеров...
Знакомый плотный пергамент прилетел прямо в его руку с одной из полок.
- У меня, Джеймс!
Тот радостно обернулся, и тут же за его спиной что-то взорвалось.
Серьезно?!
- Вот без этого никак было, да?
- Я их не трогал, клянусь бородой Мерлина, не понимаю как они...
- Ну, конечно же, не трогал, - начал сердито Люпин, когда Джеймс дернул его за руку.
- Бежим!
Оба сорвались с места и понеслись к лестнице на первый этаж. Люпин споткнулся и едва не пересчитал носом все ступеньки, однако чудом удержался на ногах и продолжил бег. Сзади кто-то явно их преследовал, что вызвало у Римуса вопросы, подумать над которыми не было возможности. Первый и второй этажи остались позади. Казалось, что овсянка все еще овсянка, а какао - в чашке у Джеймса. Еще один поворот - и можно считать, что шалость...
Коридор Одноглазой ведьмы встретил их хаотическими ударами Пивза в импровизированный гонг.
А мне вот просто интересно, ты помнил о том, что в Хогвартсе живет Пивз? - одними глазами спросил Римус Джеймса.
Поттер провел пальцем под горлом, дернул его за локоть и выдохнул "Влево...".
- Что, решил задать свой вопрос директору лично? - успел бросить Люпин, увлекаемый другом в фойе третьего этажа.
Путей оттуда, на самом-то деле, было больше - можно было, конечно, рвануть в сводчатую галерею, но они столько шуму наделали, что можно было поспорить на галлеон - с четвертого этажа на третий и второй уже спешит какая-нибудь подмога. Нужно было просто где-то переждать, но где?
В этой суматохе как-то совершенно неожиданно и спокойно из коридора третьего этажа вышла Лили, прижимающая к груди стопку учебных материалов. Два мародера чуть не налетели на нее, но вовремя затормозили.
- Лили, ради всего святого, выручай, - Люпин посмотрел на нее полным вселенской скорби взглядом так, как только он один из всей компании и умел.

pics

!! Для ищущих информацию в энциклопедии: все это находится на втором этаже. Я просто создал карту в соответствии русскими традициями счета этажей, которая отразилась и в книге тоже (например, туалет Плаксы Миртл находится по книге на втором этаже, а по оригинальному плану - на первом).

Фойе третьего этажа:
http://s4.uploads.ru/ChkYK.jpg

Коридор третьего этажа:
http://s1.uploads.ru/FgNav.jpg

Коридор горгульи:
http://sg.uploads.ru/3Ttce.jpg

Сводчатая галерея:
http://sa.uploads.ru/nNabJ.jpg

...

Ire suspenso gradu – заклятие хождения на цыпочках.
Accio – притяжение предмета к себе (не действует на волшебные палочки и зачарованные предметы).

[AVA]http://se.uploads.ru/CHZEw.png[/AVA]

+2

4

Было уже, наверное, около полуночи, когда Лили выходила из кабинета директора.
Во время учебы в Хогвартсе число дней, когда она оказывалась за пределами башни Гриффиндора после отбоя можно было счесть по пальцам. Всех благ гостиной и спальни Лили вполне хватало до утра, и никакого смысла в ночном шатании по коридорам замка в противоречие школьным правилам она не видела. Ей только было очень жаль учеников Слизерина, у которых при учете местоположения их гостиной не было ни единого шанса полюбоваться луной из окна.
Все поздние прогулки ограничивались обязанностями старосты патрулировать коридоры в поисках мелких нарушителей дисциплины. Так продолжалось до седьмого курса, когда все это послушание и беспрекословное соблюдение правил слегка улетучилось с легкой подачи одного заядлого возмутителя спокойствия не только школы, но и самой Лили. Но о седьмом курсе она старалась не думать.
Итак, профессор Эванс вышла из кабинета, охраняемого горгульей, около полуночи. Лили хотела обсудить с профессором Дамблдором учебный план, насколько верно она его составила, и поделиться своими соображениями о том, какие зелья она бы еще внесла в программу. Обсуждение заняло несколько больше времени, чем она мысленно отвела на это мероприятие. Директор как бы между делом припомнил отзыв профессора Слагхорна о его любимой ученице, но и с тонкостью психолога заставил Лили рассказать ему обо всех ее волнениях (не без помощи лимонных долек) в связи с назначением на должность профессора зельеварения. После этого они немного помолчали о печальных событиях вне школы, но в конце концов Лили была отправлена спать в лучшем расположении духа, возможном в то время.
Дожевывая на ходу дольку, - последнюю из тех, что Дамблдор тоном, не терпящим возражений, посоветовал юной преподавательнице взять с собой, Лили покрепче прижала к груди кипу конспектов и учебников, чуть не растеряв те, что лежали на самом верху, и уже было начала думать о ждущей ее теплой постели, как едва не оказалась сбита с ног какими-то отменными сорвиголовами.
Не успев возмутиться согласно правам преподавателей, Эванс узнала в запыхавшихся фигурах Римуса и Джеймса. Вид у них был настолько провинившийся, что Лили тут же показалось, будто она ненароком свалилась в временную воронку и оказалась в недавнем прошлом. Она даже весело улыбнулась обоим, так мил сердцу был этот образ. За спинами ребят что-то грохотало в ритме марша, явно приближаясь, а в отдалении были слышны свист и взрывы.
Столкнувшиеся в голове десятки вопросов Лили не озвучила, спрашивать судя по всему было некогда. Взгляд Лунатика говорил сам за себя, а несчастный голос непрозрачно намекал, что зажигательному дуэту нужна помощь и как можно скорее. Про мантию-невидимку, а вернее ее отсутствие девушка не стала спрашивать тоже, и так было видно, что без нее Мародеры, как без рук. Вот на этом недоразумении Лили и решила прежде всего остановиться и исправить. Второпях всё же обронив пару книг из стопки, она вытащила из мантии волшебную палочку и пристукнула ей каждому по макушке, накладывая дезиллюминационное заклятие. На долю Джеймса выпал магический щелбан помощнее, но то было скорее удачной случайностью, чем задумкой обиженной девушки.
Чары-хамелеон подействовали, и Римус с Джеймсом приобрели немало сходства с окружающей средой. Лили только шикнула на неудачливых нарушителей сон-режима, как в фойе на всех парах влетел Пивз собственной персоной, неистово размахивая шваброй и раз через раз попадая ей по щиту, который Лили было приняла за гонг. Видимо, Пивз стянул у каких-то доспехов обмундирование и можно было только догадываться, сколько бедняге Филчу потребуется времени, чтобы отыскать те самые латы.

Шуми, круши, ломай
И меры в том не знай!

Пивз пребывал в бодром настроении, что обычно означало катастрофические последствия для чистоты и тишины замка. Завидев Лили, Пивз бесцеремонно завопил:
- Крошка Эванс! Рыжая-бесстыжая!
Пивз боялся учителей со стажем, но вероятно воспринимать всерьез в роли преподавателя вчерашнюю студентку было выше его полтергейстских сил. Лили сочла, что зарабатывать авторитет у Пивза идея столь же неразумная, сколь и абсурдная, поэтому воспользовалась беспроигрышным оборотом:
- Ты хочешь повидать профессора Дамблдора, Пивз? - миролюбиво спросила Лили, пропуская мимо ушей дразнилки полтергейста. - Он собирался спать, но думаю, ты его застанешь, он как раз хотел с тобой поговорить.
Перспектива встречи с директором Пивза абсолютно не обрадовала. Побросав свой бесхитростный набор потустороннего шкоды (к великой радости Лили не прибив при этом стоявших неподалеку слившихся со стеной мародеров), Пивз поджал ноги, немузыкально заорал и унесся по коридору туда, откуда явился, сопровождая свой полет проклятиями и улюлюканьями, на какие во всем замке способен был только он один.
Лили испытующе посмотрела на место, где можно было разглядеть силуэты Римуса и Джеймса.
- Вот скажи мне, Луни, ты-то куда? - голосом, взывающим к разуму, спросила девушка.
Лили избегала смотреть на Джеймса, и даже несмотря на его хамелеонистость старалась смотреть чуть выше или ниже глаз. Прошло совсем немного времени с их финальной ссоры и, Мерлин, видеть после такого небольшого промежутка того, кто был тебе так дорог - худшее из зол. Она боялась увидеть в его взгляде ненависть или, еще хуже, безразличие, от которого становится совсем невыносимо.
Наверху послышался топот, и это привело Эванс в чувство.
- Так. Даже спрашивать не буду, почему вы были не в состоянии вершить свои дела в дневное время как совершеннолетние волшебники, а не как парочка школьников, - быстро зашептала Лили, прислушиваясь к шуму, доносящемуся от лестницы с четвертого этажа на третий. - Не знаю, что вы натворили и почему не можете просто взять себя в руки и вернуться обычным путем, не вызывая подозрений. Но вижу, что на уши вы поставили уже полшколы и поскольку я не хочу вступать в объяснительные разговоры с Филчем по объективным причинам, предлагаю вам переждать весь этот бедлам. - Она поманила обоих за собой по сводчатой галерее, а по лестнице в это время уже ухали чьи-то шаги. - Сюда, быстро! - Она поспешила к латам, за которыми обнаружилась комнатка. - Мои дезиллюминационные - не высший класс, поэтому поторопитесь! - Приоткрывая дверь, Лили пристально вгляделась в коридор, где незнающий о наведенных чарах человек и не рассмотрел бы две фигуры, перенимающие в движении окрас стен и колонн.

Отредактировано Lily Evans (31-10-2016 13:31:49)

+3

5

Встреча с Лили прочно занимала высокую позицию в личном рейтинге опасных по версии Поттера вещей, которых желательно избегать всеми средствами. Наткнуться ночью в Хогвартсе на Филча, на нарушающих правила старшекурсников или даже на самого Дамблдора, было в общем-то нормально. Не удивительно, по крайней мере. Но, Лили! Она никогда не являлась завсегдатаем ночных прогулок, и, если уж днем, в наполненной студентами школе, Джеймсу без особого труда удавалось уклоняться от встреч с молодой преподавательницей зельеварения (он сознательно избегал называть Эванс “моя бывшая девушка”) то сейчас, некуда было даже свернуть. Кроме как обратно, к Пивзу, что Поттер и предпочел бы сделать, не будь он точно уверен, что надежное дружеское плечо Люпина его остановит.
Да и деваться было уже некуда, Лили решительно взяла ситуацию в свои руки, и пока Джеймс и Римус, замерев вжимались спинами в стену, практически не дыша и ожидая в любую секунду радостного, из-за своей находки, возгласа школьного полтергейста. Но, все на удивление обошлось и после грамотного упоминания имени директора, Пивз счел за лучшее. ретироваться из опасной части замка, едва не уронив гонг на головы затаившимся Мародерам.
Все это время, Поттер старательно разглядывал потолок, чтобы не приведи Мерлин, не встретиться глазами с Лили. Злится она на него из-за всего случившегося, обижается, не хочет видеть, ненавидит, тоже сторонится, а может просто рада тому, что они теперь не вместе и никто не треплет нервы? Джеймс в лучших традициях параноиков подозревал все сразу. По внешнему виду Эванс, издалека, когда он имел возможность украдкой смотреть на рыжеволосую девушку, совершенно невозможно понять, что она чувствует. Лили всегда была собрана, сосредоточена и безупречно красива. И точно не нуждалась в каком-то очкастом холерике под боком.
В школьные годы, между ними установилось негласное правило - в случае размолвки, первым всегда подходил мириться Джеймс. Может из-за того, что именно Поттер был гораздо более эмоционально отходчивым и вспылив по какому-то поводу, мог минут пятнадцать крайне яростно негодовать, а затем как-то сразу успокаивался и не держал ни на кого обиды. А может из-за того, что именно Поттер чаще всего косячил.
Как бы то ни было, сейчас ситуация кардинально иная, и лучшее что он может сделать, отстать от Лили и не мешать ей быть счастливой и свободной. А свои страдания и притязания, Джеймс с несвойственным себе альтруизмом, держал при себе, подбадриваемый сочувствующими улыбками и понимающими взглядами Римуса.
Но, случая и подходящей обстановки для задушевной беседы с Люпином на столь личную тему, пока не представлялось, да и нужна ли она? Единственный человек, который сам бы вытащил на душеспасительную беседу и сходу бы разобрался во внутренних противоречиях запутавшегося Поттера, а потом назвал бы его идиотом и отправил мириться с Лили, был Сириус. Предавший Орден Феникса и своих друзей Сириус. Тот, кого сам Джеймс жаждал назвать придурком и попытаться вернуть обратно.
В целом, длительные внутренние переживания и трагизм, был не свойственны натуре Сохатого и, вследствие этого, он настолько задумался, что в реальность он включился уже в секретной кладовке. Оказалось, что до месте назначения, задумавшегося товарища за рукав мантии дотащил Римус.
- Я… Мы… Эм... Спасибо, Лили, - информативно поблагодарил девушку Джеймс, осматриваясь в кладовке. - Надеюсь, у тебя не будет неприятностей из-за нас. И ты не снимешь с Аврората баллы за недостойное поведение.
Шестым чувством он понял что несет околесицу и умолк. Внимание Поттера привлекло пыльное зеркало на подставке, к которому он и подошел, стараясь сохранять достоинство. Но, дезиллюминационные чары уже спали и стекло бесстрастно показало, что выглядел он как олень, выхваченный из темноты светом фар. От неожиданности Джеймс закашлялся и привычным жестом взъерошил волосы на макушке, возвращаясь к более привычному внешнему виду и искренне надеясь, что Лили не заметила предшествующую нервозность.
- Ну, думаю, если в коридоре будет тихо, минут через десять можно выходить наружу. Римус, а мы точно взяли именно то, что нужно? - как можно более непринужденным тоном, проговорил он, с размаху плюхаясь в ближайшее кресло. С нейтральными темами для разговоров, дела обстояли несколько напряженно. - Ну что? Какие у кого планы на Рождество? И, кажется, у меня в каком-то из карманов мантии должны быть Берти Боттс.

Отредактировано James Potter (10-11-2016 19:02:37)

+3

6

Некоторые вещи не меняются. Они настолько глубоко в нас, что волна жизни должна набежать не один раз, чтобы стереть написанное на песке "друзья - навсегда". Улыбка на лице Лили вспыхнула быстро и так привычно, что у Римуса аж заныло что-то внутри от тоски по прошлому.
Дракл, дракл, дракл вас дери, глупые люди! Почему вы не умеете нормально договориться?
Глупые люди избегали смотреть друг на друга, и Римус поймал себя на мысли, что сожалеет о падении гонга мимо головы Джеймса. Дезиллюминационные чары холодным скупым душем пробежали от макушки до ступней, скрывая выражение искреннего сожаления, которое отразилось на лице Люпина в ответ на вопрос Лили.
Ну правда же... Почтенный работник отдела изучения и разработки защитной магии, а все туда же, все следом за шиложопым оленем.
Беспокойство продолжало плескаться в стенах Хогвартса: кто-то с верхних этажей спешил, торопился добавиться в заваренную кашу и сделать ее вкус незабываемым. Лили побежала к рыцарским латам, Римус побежал за Лили, а Джеймс побежал за своим рукавом, который накрепко зажали пальцы Люпина.
Он собирался было заметить, что вдвоем в латы они не поместятся, однако благоразумно решил не умничать, довериться умнице когда-то всея курса и, надо сказать, не прогадал. За постаментом обнаружилась потайная комната - несколько пыльная и заброшенная на вид, но вполне пригодная для того, чтобы перевести дух. Римус рухнул на потертый диванчик, Поттер несколько невнятно поблагодарил Лили и, фигурально выражаясь, попробовал сделать хотя бы двойной аксель*. Вышло совсем недурно - Люпин добродушно усмехнулся его шутке.
- Ну, думаю, если в коридоре будет тихо, минут через десять можно выходить наружу. Римус, а мы точно взяли именно то, что нужно? - Джеймс упал в ближайшее к нему кресло и вошел в режим "мои мысли - мои скакуны".
- Точно, - отозвался тот хрипловатым от бега и потаенной волчьей натуры голосом. Карта мародеров надежно покоилась во внутреннем кармане мантии. Искорки мстительности подначивали Люпина тут же достать ее и ответить в духе "ну давай проверим", однако всему свое время.
- Ну что? Какие у кого планы на Рождество? И, кажется, у меня в каком-то из карманов мантии должны быть Берти Боттс.
Пожалуй, именно в этот момент Римус осознал, что им предстоит пройти через испытание, которое называется "дежурный разговор, перемежаемый неловкими паузами". Это надо было просто пережить. Или не надо.
- На Рождество наш отдел планирует изготовить чучело Темного Лорда, пронести его по улицам, а потом сжечь под треск хлопушек Фойерверкуса. Не могу отказать себе в удовольствии посмотреть на это, - с абсолютно серьезным видом завил Римус. - А что... у тебя, Лили? - Хотел продолжить он, когда вдруг ощутил чьи-то проворные ручки в складках своей мантии и подскочил, как ужаленный. Гном с протестующим скрежетом отлетел в сторону, тогда как другой уже спешил к Джеймсу, привлеченный ароматами драже Берти Боттс. Маленькие фигурки, поначалу притаившиеся по углам, теперь весело сновали между мебелью и разнообразным хламом кладовки, нимало не боясь трех волшебников - память у гномов, как известно, коротковата, и воспоминания о предыдущих поражениях начисто стерлись из похожих на картофелины голов.

Secret storeroom

http://s5.uploads.ru/dwn69.png

...

* Аксель - один из прыжков в фигурном катании, названный по имени норвежского фигуриста Акселя Паульсена, впервые исполнившего его в 1882 году. Единственный прыжок, исполняющийся с движения вперед, в силу чего в нем "не целое" число оборотов. Считается самым сложным прыжком в фигурном катании. (с)

[AVA]http://se.uploads.ru/CHZEw.png[/AVA]

+3

7

Двойной спринт-марафон для не наигравшихся в школьников мародеров был успешно и вовремя завершен, и Лили с облегчением закрыла дверь. Пока Джеймс и Римус переводили дух, расположившись на старой мебели и подняв при этом столп пыли, она разложила свои книги и конспекты на небольшом столике у колонны, чтобы оценить ущерб, и к своему счастью обнаружила, что выронила только собственные. К счастью, потому что Мадам Пинс хватил бы удар, если к утру оказалось бы, что ее бесценные библиотечные книги провели ночь забытыми на каменном полу и возможно слегка в него втоптанными.
- Все студенты Хогвартса за год не заработают столько баллов, сколько с тебя стоило бы снять. Твое счастье, что мне не хватит полномочий. - После короткой паузы подхватила Лили, неожиданно весело, с видом игривого превосходства смотря Джеймсу в спину. Это оказалось легче, чем в глаза. Он ерошил себе волосы излюбленным жестом, явно не зная, чем себя занять. Чуть-чуть слишком буднично. Девушка фыркнула, сбивая с пути было вновь поползшие вверх уголки губ. - Да и когда вообще они тебя волновали?
В груди настойчиво зудело, и Лили понимала, что не одна испытывает это чувство. Разве кто-то способен просто честно признаться "я не знаю, что сейчас сказать, чтобы это не звучало по-идиотски"? Она видела, насколько неловко чувствовал себя Римус. Она тоже, но в конце концов, они с Джеймсом просто перестали встречаться, вот и все.
"Вот и все". Она стиснула зубы, склонив голову над столом и притворившись, что снова перебирает учебники. Она может убеждать себя сколько угодно, что все хорошо, только вот когда действительно станет все хорошо?
Пока все так же кошмарно, как и в тот вечер. Если любовь прошла, на ее место должно прийти успокоение. Так почему же оно не приходит, что это за саднящие борозды, напоминающие о себе постоянно, как будто от тебя оторвали что-то жизненно важное?
Костяшки пальцев побелели, когда Лили сжала руку в кулак, собираясь с духом.
Вопрос Джеймса был бестактным. Планы на Рождество? Нет, он действительно идиот или притворяется? Насколько она знала его - второе, хотя было время, когда она уверяла себя в первом. Спрашивал ли он от той же неловкости или от искренней безмятежности Лили с уверенностью сказать не могла. Сложно анализировать что-то, что касается тебя лично. Досадный нюанс.
Еще раз посмотрев на задумчивое и как всегда словно чуть печальное лицо Люпина, Лили решилась и, призвав все внутренние силы, приготовилась сгладить любые острые углы и неудобные моменты во имя общего спокойствия. Пусть сегодня все будет, как раньше, как бы эти старания не отозвались в ней потом, когда она вернется в свою спальню.
Она неопределенно пожала плечами, улыбнувшись на ответ Римуса, но от необходимости выдумывать свои планы ее избавило появление гномов. Неудивительно, что они нашли здесь пристанище - даже эльфы-домовики нечасто заглядывают в потайные комнаты.
- Типичные вы. Не одно, так другое! - Лили не могла себя назвать любителем выдворять гномов, этот процесс ей казался несколько жестким и несправедливым по отношению к живым существам, хотя друзья из семей волшебников не раз пытались успокоить ее тем, что гномы - все равно что безобидные сорняки в саду и кроме того, совсем не против того, чтобы их выдворяли, даже наоборот.
Гномы были настроены решительно и в их маленьких глазках без труда читалось желание опустошить карманы мантии Джеймса любой ценой. Лили подняла палочку, но тут же снова опустила ее. Один из гномов, пробежавший мимо нее, ограничился лишь тем, что подергал ее за край юбки, и так же умчался на привлекательный запах драже Берти Боттс. Или на одно лишь упоминание о сладостях.
- Я вмешаюсь только если они будут вам угрожать физической расправой, - подавив смешок, пообещала Эванс, сложив руки на груди.
За одно можно было не беспокоиться - снаружи их никто не услышит.

Отредактировано Lily Evans (26-11-2016 22:58:19)

+2

8

- Почему только чучело? Римус, я разочарован! Предлагаю скооперироваться отделами и обстрелять хлопушками и навозными бомбами самого Темного Лорда, - с энтузиазмом развил перспективу празднования Джеймс, подпрыгнув в кресле. - Праздники должны быть запоминающимися, иначе какой в них смысл.
Но, к сожалению, ответа Лили о том, как она собирается провести Рождество, не последовало из-за появившихся в кладовке гномов. К досаде Джеймса, возможность, пусть и несколько топорно, но разведать обстановку на несколько месяцев вперед, сорвалась. По большому счету он рассчитывал на неопределенное “не знаю” в ответ и вместе с тем, опасался услышать от Лили нечто более конкретное и упаси Мерлин, связанное с кем-то...другим.
Так что, на фоне неловких пауз и предстоящего сложного разговора ни о чем, какие обычно бывают, если люди расстаются, но не ставят все точки над и, появление гнов, можно было считать спасением.
Джеймс резво вскочил на ноги, молниеносным, отработанным движением выхватывая палочку. Так просто он сдаваться не собирался, о чем громогласно заявил вслух непрошенным гостям.
- Всем сохранять спокойствие и возможно, кто-то из нас и выживет в этом жесточайшем сражении, - жизнерадостно взял ситуацию в свои руки Поттер, перемещаясь в центр комнаты. Ни для кого из них троих, гномы, даже в таких количествах, не представляли серьезной опасности. Скорее помеха. Но, упускать возможность повеселиться, не в правилах Мародеров. - Duro!
Он давно хотел испробовать заклинание превращающее оппонента в камень в условиях хоть как-то приближенным к реальной потасовке и не замедлил воспользоваться представившимся случаем. С удовольствием наблюдая, как один из назойливых охотников за бобами, рухнул на пол, как подкошенный, Джеймс перевел палочку на ближайшего гнома и повторил заклинание.
В целом, справлялись они с Люпином весьма неплохо, даже несмотря на то, что гномы все прибывали, а выставить их вон из кладовки, пока не представлялось возможным. По помещению летали разнообразные предметы мебели, гномы и скорое предчувствие победы. Все это время, Сохатый практически не упускал из виду Лили, хотя на нее, бесчестные расхитители бобов, как раз и не обращали внимание. Сосредоточенно сопя, они пытались прорваться к Джеймсу, в кармане у которого и было припасено заветное лакомство.
- Римус, друг, я спасу тебя,  - трагично воскликнул Поттер, краем глаза заметив, что к Лунатику со спины подкрадывается парочка особенно мерзопакостных гномов. Он поднял палочку и четко произнес, - stupefy! Ты должен жить, мой бледнолицый амиго! Слушай, а может нам открыть дуэльный клуб “Гномы, Филч, Пожиратели Смерти и другие досадные неприятности”?
Пол в кладовке был усеян окаменевшими и оглушенными гномами, со стен сбиты картины и гобелен, в воздухе витали клубы пыли и каких-то мелких перьев, как от разорванной взрывным заклинанием подушки.
- Эм, как-то надо привести здесь все в порядок, что ли, - глубокомысленно изрек Джеймс, озираясь на поле боя. Он легонько пнул носком ботинка перевернутое кресло, то самое, в котором он совсем недавно, до начала гномьей атаки, сидел. Кресло жалобно скрипнуло и развалилось на несколько фрагментов. - Чего и следовало ожидать. Я бы посоветовал поскорее убираться отсюда, пока наши “друзья” не очухались, а дверь снаружи запечатаем заклинанием.
Выкидывать гномов в коридор, чревато последствиями. Они шумные и к тому же, будут пытаться проникнуть обратно в кладовку, устраивая перед ней настоящее столпотворение, которое неизбежно будет замечено кем-то. Да и отсиживаться смысла уже не было, коридор скорее всего уже чист и нужно убираться как можно дальше от этой части Замка. И от подземелий.
- Ну так что насчет Рождества, Лили? - Словно бы мимоходом уточнил Джеймс, проходя мимо рыжеволосой девушки к двери. От писка гномов немного шумело в ушах, но в коридоре, вроде бы все было тихо. - Можно собраться всем вместе, старой компанией, и махнуть куда-нибудь к маглам. Никогда не отмечал Рождество среди маглов.
Под “всем вместе” и "старой компанией" Поттер безусловно подразумевал и Сириуса, но вслух уточнять очевидные вещи не стал.
- Все чисто, - уведомил он, осторожно выглядывая из-за двери и первым выбрался из кладовки. Им с Люпиным в самом деле следовало поторапливаться, Филч уже наверняка озаботился поисками ночных посетителей своего кабинета, и находиться в коридорах Хогвартса с Картой Мародеров, спрятанной в мантии, попросту небезопасно. По поводу сохранности артефакта Мародеров, Поттер неизменно тревожился и снова уточнил, - Римус, ты точно ничего не потерял в сражении с гномами? Лили, не верь ничему, что завтра будут говорить о сегодняшней ночи. Это не мы. А, ну и конечно, ты  нас не видела, а мы тебя.
Последние реплики адресованные Лили фактически и не являлись настолько уж необходимыми. Если Филч объявит на всю школу о том, что в его кабинет залезли неизвестные злоумышленники, девушка сразу же сложит два плюс два и поймет, кем являлись взломщики. И, Поттер, был в этом уверен совершенно точно, она не станет ни с кем делиться своей догадкой. Но, сейчас гораздо ценнее узнать реакцию Лили.

Заклинания

Duro – заклинание, превращающее объект в камень. Действует как на предметы, так и на людей и живых существ. Длительность обращения зависит от силы волшебника.
Stupefy – эффект оглушения противника.

Отредактировано James Potter (30-11-2016 15:40:24)

+2

9

Даже если Римус и был склонен к полноте, это никак не проявило бы себя, покуда Джеймс способен втягивать его в разнообразные авантюры. Вот ты присел на диванчик, чтобы перевести дух, а вот уже принимаешь участие в "жесточайшем сражении". Пыль, щепки, гномы разлетались от их заклинаний во все стороны. Лили с безопасного расстояния наблюдала за происходящим, и Люпину почудилась улыбка на ее лице. Хотя, возможно, удар гномом по голове просто не прошел для него без последствий...
Тишина наступила внезапно. Опомнившись, Римус огляделся по сторонам и понял: если бы Хогвартс мог, то дал бы им пинка под зад как после выпускного, так и этой ночью. Возможно, какие-то вещи и надеялись схорониться в кладовке до конца света, однако нашествие мародеров прикончило их быстрее. Стол с подломленной ножкой делал предложение покосившемуся шкафу. Гномы скорбно вздыхали по углам, Лили отряхивала пыль с юбки. Джеймс решил, что картина разрушений недостаточно разрушительна, и добавил к ней живописные развалины кресла. Чинить, наводить порядок? Нет, не слышал. Сохатый направился к выходу, предоставляя древнему замку самостоятельно регенерировать эту свою часть.
До Римуса донеслись слова друга о Рождестве с маглами. Было сложно понять, шутит он или всерьез, хотя бы потому что никакой "старой компании" уже не существовало, и хорошо, если "все вместе" они соберутся не в зале суда над Сириусом. Пусть уж лучше бежит подальше, уносит ноги... Тюрьма - не место для Бродяги с его кипучей энергией, четыре стены просто сведут его с ума. Какую бы подлость он ни совершил, лучше прикончить его на месте, чем так мучить. Кажется, мысли Люпина приобрели совершенно мрачное направление, поэтому он был рад переключиться на беспокойного Джеймса. Провел ладонью по внутреннему карману мантии, встречая упругость плотного пергамента.
- Не потерял, - отозвался он с мягкой усмешкой.
Поттер, тем временем, настелил себе соломы и, кажется, готовился отбывать с места происшествия. Люпин посмотрел на них с Лили и вдруг кое-что понял.
- Я пойду проверю, чисто ли на дорогах, - похлопал себя по карману мантии и приподнял руку, прощаясь с девушкой. - Спасибо, что выручила, Лили. Твоя доброта к нам однажды подведет тебя под монастырь.
С этими жизнеутверждающими словами, Римус удалился, оставляя бывших влюбленных наедине.

Джеймсу)

Я уже успел 150 раз забыть, куда нам надо, но будем считать, что на четвертый этаж. Поэтому лови меня в сводчатой галерее, Джеймс, и через пару постов заканчиваем этот бедлам) Ход за Лили.)

[AVA]http://se.uploads.ru/CHZEw.png[/AVA]

Отредактировано Game Master (06-07-2017 12:54:59)

+1


Вы здесь » Marauders: One hundred steps back » Основная игра » Carpe diem [23.09.1979]