http://forumfiles.ru/files/0012/f0/65/31540.css http://forumfiles.ru/files/0012/f0/65/29435.css

Marauders: One hundred steps back

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: One hundred steps back » Прошлое » Rabbit Hole


Rabbit Hole

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Участники: Августус Руквуд и Фрэнк Лонгботтом.
Место: ММ, отдел тайн.
Дата, время: 14 августа, 1979 год.
Краткое описание:

Третий звонок. Как, вы еще не в зрительном зале или не заняли своего места в мизансцене? Зря опаздываете, ведь Аврорату уже известно о затеянном мистером Руквудом похищении, чтобы угрожать не в меру честному Теду Тонксу, и о тех, кто помогал сей замысел осуществить, а это значит – второй акт вот-вот начнется.
— Гестия Джонс, «Место встречи изменить нельзя»

Занавес поднимается. Августус Руквуд спасает свою шкуру, Фрэнк Лонгботтом идет по следу.

+4

2

А К Т   В Т О Р О Й
Явление первое

Занавес поднимается. Лязгают золоченые решетки министерского лифта, готовые впустить под высокие своды Атриума мужчину в строгой мантии, советника министра магии Августуса Руквуда — он прихрамывает, опираясь на трость, и в его движениях нет ничего, что могло бы выдать его внутреннее напряжение, тревогу, да что там — страх. Любой случайно брошенный взгляд отметил бы только спокойную сосредоточенность.
Маска дает едва уловимую трещину лишь в тот момент, когда среди толпы на другом конце зала возникают фигуры двух мракоборцев — не рассуждая и не теряя времени советник в один шаг возвращается в кабину лифта и нажимает на кнопку. Все это было уже не раз и не два — в ночных кошмарах авроры являлись за ним, и как всякий раз неистово билось лишенное благородной храбрости руквудовское сердце, когда мерзкая дымка сна растворялась в утренней мгле, и он, тяжело дыша, сжимал в пальцах шерсть темного пледа — пальцы кололо, и это помогало прогнать остатки дурного сна. Но разве верил он на самом деле, что однажды все это может ожить наяву? Он считал себя достаточно осторожным, достаточно могущественным, чтобы избежать любых подозрений. Но все этого хватило только на самую малость.
Сила слухов, даже передаваемых верными пташками, увы, уступает скорости света — он слишком поздно узнал, что Андромеду Тонкс видели в Министерстве — в Аврорате, как и о том, что подчиненные Скримджера уже спускаются к залам суда по его грешную душу. И все же достаточно рано, чтобы шансы убраться отсюда еще оставались — но и они убегали столь стремительно, как песок течет сквозь пальцы.
Решетка лязгает еще раз — коридор отдела тайн, холодный и черный, как воды у самого дна (ну что же, затаиться на дне — не этого ли он ищет?), встречает его пустотой. Сколько времени он потерял, не зная, что за его спиной уже расставляют силки? Сколько времени у него еще есть? Августус торопливо шагает вперед и несколько раз нервно оглядывается назад. Всего лишь эхо его собственных шагов, не более — а кажется, будто авроры нагоняют его, подбираются все ближе и ближе...
Резкий поворот головы — и вновь никого. Руквуд проводит платком по взмокшему лбу и комкает его в дрожащих пальцах. Возможность уйти через каминную сеть в Атриуме отрезали на его глазах, возвращаться в свой кабинет было бы совершенным безумием — скорее всего, его уже там ждут. Возможно, ему смогли бы помочь. Малфой, Нотт? Не в их интересах было бы позволить ему попасть в лапы чертовых ищеек, но слишком велик был риск подниматься на несколько уровней выше; каждая остановка лифта — лишняя возможность столкнуться с аврорами нос к носу, и бежать из тесной кабины лифта будет некуда. А здесь, в отделе тайн, у него есть шанс.
Время обеденного перерыва — и это ему на руку. Скорее всего, никого, кроме дежурных магов, он не встретит.

Явление второе

— Комната времени, — он знает, что нужно делать, когда вращение стен остановится. Руквуд торопит комнату, у него сбито дыхание и колотится сердце, и все же он говорит достаточно твердо. Ни одна из дверей не распахивается перед ним.
Нет, — на мгновение у него перехватывает дыхание. — Не может быть.
— Комната времени! — его голос взвивается требовательно, отражается от стен, возвращается слабым эхом, а двери, такие безликие, такие одинаковые, остаются глухи к его беде. У него нет времени на панику, у него нет времени на раздумья, и тогда он прикасается к ближайшей. Та оказывается ему послушна.
Из полумрака слабо тянет книжной пылью. Теплый желтый свет вьется только над несколькими столами в центре комнаты, на некотором расстоянии от них тянутся стеллажи, уставленные тетрадями разной толщины и заваленные свитками — где-то еще сверкают непросохшие чернила, где-то, кажется, только прикоснись и страницы рассыплются в прах — сколько секретов магии хранит это место?
Местный архив, — решает Августус; он не спешит выходить из тени — пока что его скрывает один из стеллажей — он наблюдает за молодым мужчиной за крайним слева столом, стараясь понять, один ли он здесь. Он задерживает дыхание, вслушиваясь в тишину, прикладывает правую руку к ребрам — сердце ухает где-то внутри, не быстро, но сильно, громко, кажется, заполняет этим звуком архивную комнату отдела тайн — волна за волной оно отливает свое нетерпение в удары.
Проходит не более полминуты, но Руквуду кажется — целая вечность. Палочка послушно скользит в его ладонь, хищно трепещут крылья тонкого носа, губы сжимаются в бледную тонкую нить. Он трансфигурирует трость — браслет из деревянных бусин облегает запястье; она еще пригодится ему однажды, но здесь и сейчас будет только мешать.
— Imperio, — шепчет он, выступая из своего укрытия, и чувствует сопротивление — все-таки каждый из невыразимцев проходит жесткую проверку. Он давит сильнее, грубо ломает сопротивление — скалится, чувствует, как напрягается шея. Не проходит и минуты безмолвной борьбы, как он уже отдает приказ: отвечать на вопросы. Вход в комнату времени был закрыт после вчерашней аварии, но все комнаты в отделе тайн соединены множеством служебных ходов: тот, что идет через архив, тоже опечатан, но есть еще один — длиннее, через зал пророчеств, но и в зал нельзя попасть на прямую.
— А теперь забудь все, что ты видел, слышал и говорил, и немного вздремни, — негромко удовлетворенно кивает Августус. Голова молодого невыразимца послушно клонится к сложенным на столешнице руках. Пора убираться отсюда.

Явление третье
Он снова становится только тихой тенью среди стеллажей и уверенно переваливается к двери на противоположном конце комнаты — Августус давно отвык обходиться без трости. Круглая ручка с министерским тиснением призывно поблескивает в рассеянном свете, и немного погодя обжигает ладонь прохладой. Запах бумажной пыли сменяется безликим духом давно запертого помещения, а далеко внизу на возвышении едва заметно колыхается черный занавес арки.

Отредактировано Augustus Rookwood (17-05-2015 00:21:07)

+4


Вы здесь » Marauders: One hundred steps back » Прошлое » Rabbit Hole