http://forumfiles.ru/files/0012/f0/65/31540.css http://forumfiles.ru/files/0012/f0/65/29435.css

Marauders: One hundred steps back

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: One hundred steps back » Прошлое » Limitless


Limitless

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

1. Участники: Грегори Селвин, Элеонора Эйвери.
2. Место: Эйвери-холл.
3. Дата, время: год назад, поздний сентябрь, вечер.
4. Краткое описание:

https://33.media.tumblr.com/ff24db86eb3ca4df2513ea857f8440e5/tumblr_n6x16zvEb21qcoz2bo1_250.gif~~~
https://33.media.tumblr.com/5952e6c195254ed07179ee19f2dedf2b/tumblr_naw6yheLBE1qay635o2_250.gif

Говорят, что близнецы при рождении получают одну душу на двоих, только тела разные, и в этом беда, особенно, если ты всего лишь девочка, да и с душой у Эйвери оказалось все как-то сложнее, и, кажется, ее не делили и просто отдали кому-то одному, впрочем, это не имеет значения. А вот что имеет, так то, что Эдмонд Эйвери получил свою метку, а Элеоноре такой роскоши никто и не предлагал, но разве терновник вокруг яблоневого дерева не делает запретный плод во сто крат слаще?

+1

2

Грегори Селвин внимательно посмотрел на часы, когда пришло время выходить из дома. Ему иногда начинало казаться: в сутках помещается не двадцать четыре часа, а явно больше. Клеменс, казалось, уже привыкла к такому темпу жизни, который был явно не похож на тот, когда она жила спокойно и размеренно в своем особняке во Франции.
Грегори Селвин взъерошил правой рукой свои непослушные волосы, а затем, спустившись на первый этаж, быстро поцеловал Клем и тихо произнес:
- Я к Эйвери, буду через пару часов, - он провел рукой по волосам жены и вышел из дома.
Еще в те времена, когда Ричард Селвин был молод, и только вступил в ряды Пожирателей, он сошелся с Норманом Эйвери, и с тех самых пор они поддерживали отношения и дружили семьями.
Эдмонд Эйвери был в некотором смысле его стажером: именно он стал тем юношей, за которого смог поручиться Грегори и начать обучать. Можно было сказать, что его миссия была давно окончена, ведь где-то в июле Эд получил знак отличия на левом предплечье, но это было всего лишь начало. Эйвери был довольно смышленым и схватывал на лету всю необходимую информацию.
Разумеется, Селвин знал и его сестру – очаровательную Элеонору, ведь про нее уже ходило немало различных слухов и разбитых сердец. Он поддерживал с ней ровные отношения, иногда общаясь на отвлеченные темы в ожидании ее брата, не позволяя себе никаких пространных намеков. В чем-то ему было жаль, что все вышло именно так, но, с другой стороны, именно Нора делала высшее общество не столь пресным и однообразным, разрешая любоваться собой и своими достижениями. Грегори всегда был рад ее видеть.
Аппарировав к особняку, Грегори быстро дошел до двери и постучал в нее. Ее быстро открыли и проводили его в гостиную, где его поджидала практически хозяйка дома.
-  Здравствуй, прекрасная Элеонора, - он сделал несколько шагов вперед и поцеловал протянутую руку, - а где Эдмонд? – от слов сразу к делу, бывали случаи, когда Грегори не любил ждать.

Отредактировано Gregory Selwyn (30-09-2014 21:52:05)

+4

3

Is it wro-wrong that I think it's kinda fun
When I hit you in the back of the head with a gun?

К восемнадцати годам Элеонора успела попробовать алкоголь едва ли не всех градусов, курить, секс втроем, Империо на собаке и пятилетней маггловской девочке, после огневиски хлебать шампанское, да Элеонора и наркотики бы попробовала, но все неоткуда. Наслышана она о них была достаточно от одной полукровки со Слизерина, звали ее не то Лесли, не то ли Лолли, да и какая разница, просто эта девица рассказывала о том, как ее кузина загремела в тюрьму за потребление этих вещей, и они классные, очень классные эти травки всякие, и Элеонора даже поверила, что это может быть вполне себе ничего, но подсознательно испытывала брезгливое неприятие всего маггловского, а потому поисками наркотиков заниматься всерьез не стала. В конце концов, этому миру и так хватает травы.
Элеонора тяготела ко всему тяжелому, словно душа и тело ее хотели испытать себя до конца, до самого донышка, подарить себе всю полноту жизни, впитать, вобрать все самое сочное, густое, терпкое, сладкое, горькое, быть преисполненной ощущений – да, в этом Эйвери видела некий смысл существования, в этом и больше ни в чем. Ей говорили, мол, у каждого должна быть цель, должно быть дело, а Элеонора же была уверена в том, что нет и не было у жизни смысла другого, кроме как получения удовольствия, нет ни богов (даже одного, жалкого, маленького божка нет), нет ни любви, ни души, ни вечности, ничего такого, только парочка ощущений от рождения до того, как стылая земля заберет тебя к себе.

https://33.media.tumblr.com/17275c7807dcc5544868c0956cba895f/tumblr_n7d1hmgWdf1qal2lwo4_r1_250.gif

В тот вечер, в тот сотый, тысячный в своей тоскливой скукоте вечер Элеонора лежала на кровати и курила. Комнату душил сигаретный дым, несмотря на открытое окно, но девушке было лень даже встать и подойти к нему ближе, чтобы курить на улицу. Ей все было лень в последнее время. Это вязкое, как тошнота, чувство подступало к горлу, и было так мерзко от себя самой. То ли дело Эдмонд, ему сейчас будет, чем заняться, и вечером он ей будет рассказывать, рассказывать о том, что ей недоступно, а она из вежливости будет слушать, думая о том, как же несправедливо обошлась судьба с женщинами, даровав им такое прекрасное начало и такое бессмысленное существование, завязанное на бесконечном рождении визжащих отпрысков и хлопот по дому, о котором и без того пекутся домовики.
Мисс Эйвери, ваша леди-мать… - зазвенел голос одного из орды этих эльфов.
К черту, - выплюнула Элеонора и поднялась на кровати, не зная еще, кому адресовало это проклятие: к эльфу или  матушке.

Какой же невыносимый день.

Сладкая, ты так копаешься! Сейчас к Эду уже придет мистер Селвин, а твои волосы… - красивые и ухоженные руки миссис Эйвери легли на чернильные разводы волос Элеоноры по плечам, - стоит их собрать, они слишком длинные…
– Юные девы могут ходить с распущенными, матушка, а я еще не встретила своего единорога.
И в следующий раз мистер Селвин придет ко мне.

~~~
В изобретательности Элеоноре было не отказать. Отправив Эдмонда к порогу Селвин-холла под предлогом несуществующей записки от Грегори, которая (якобы) сгорела в ее руках, Элеонора чувствовала себя свободной как никогда. Она и матушку выслала в Лондон за новыми перчатками для предстоящего бала у Яксли, кстати, в этом даже не было лжи как таковой, Элеоноре и впрямь нужны были новые перчатки. В старых ее видели у Розье.
Тишина и пустота скользили по коридорам Эйвери-холла, как две неразлучные подружки по льду в зимнем парке, и Элеонора в очередной раз поняла, убедилась, как же любит она одиночество, как же любит, когда ее не тревожат, не отвлекают глупыми разговорами, вот бы так чаще бывало, может, и в самом деле, ей бросить все это и снимать где-нибудь квартирку.
Тем временем било шесть. Ожидание приятно щекотало струны-нервы, а тяжелые удары часов напоминали удары по горячему железу, что оформляется из жидкой массы в прочное тело, словом метафора за метафорой Элеонора приближалась к долгожданной минуте встречи. Ее настроение было чем-то сродни ожиданиям любовницы и приговоренной к смерти преступнице. Элеонора Эйвери знала, что за такое дело ей брат спасибо не скажет, но что брат? Брат простит, он поймет, когда она объяснит. Его обманывать, к слову, вообще было несколько странно, с одной стороны едва ли можно обмануть свою тень, свое отражение, свою кровь и плоть, ибо был Эдмонд Эйвери той же Элеонорой только в теле мужчины, а с другой – только Нора и могла обмануть брата, потому что ей он верил чуть менее чем полностью. Было обмане брата что-то подлое, но без этого ничего не вышло бы.

Вскоре пришел Селвин. Не опоздал, конечно, он никогда не опаздывает, это Нора знала хорошо, мать всегда уводила ее тогда на прогулку. Но только не сегодня, мамочка.
Не знаю, - пожала плечами Элеонора, чувствуя, как к руке прикасаются губы Селвина, жест привычный и изученный ею до конца, но все такой же приятный, - возможно, у вас дома, возможно, мертв, возможно все что угодно, его же нет рядом со мной, я не знаю. Считайте, я сегодня вместо него. Душа на два тела, духовное родство и все такое.

Наглости Элеоноре Эйвери было не занимать уже в то время.

*Лучшая песня всех времен и народов
Lana Del Rey - kinda outta luck

Отредактировано Eleanor Avery (29-10-2014 22:38:16)

+6

4

К восемнадцати годам Элеонора успела попробовать алкоголь едва ли не всех градусов, курить, секс втроем, Империо на собаке и пятилетней маггловской девочке, после огневиски хлебать шампанское, да, говорят, и наркотики пробовала, но о части этого Грегори даже и не догадывался. Впрочем, вернее было сказать, что он об этом и не думал, ему хватало тех вездесущих слухов и мыслей Эдмонда, чтобы сделать нужные выводы.
К своим двадцати трем годам Грегори успел пуститься во все тяжкие, получить метку, начать работать и жениться. Под каждым словом встречалось множество историй и слухов, а также выводов, который сделал высший свет Магической Британии.
Селвин не понимал, как миссис Эйвери могла допустить такой нелепый пробел в воспитании своей дочери. Родители всегда были слепы в отношении своих детей, но его разум отказывался воспринимать эту информацию. Одно Грегори Селвин знал наверняка, что он бы собственноручно убил свою дочь.
Маленькую, прекрасную дочь. Возможно, ее бы звали Ивонн, возможно, Адель, возможно, Констанция, как звали его мать, или Мелисса, как звали его бабушку. У нее были бы карие глаза и черные густые волосы, она бы обладала легким и воздушным нравом, как Клеменс, но взгляде бы явно читались острые осколки льда Селвинов.
... не сжег бы ее имя на тонком полотне семейного древа, не выгнал бы из отцовского дома за проступки, не закрыл бы глаза на происходящее, а убил, ибо недостойна она носить его фамилию и продолжать род его, чтобы кровь его текла в жилах ее детей.
Грегори Селвин был достаточно категоричен.
Он прочно стоял на земле в вопросах крови, магии рода и остального древнего, к чему был доступ только у чистокровных магов, и не прощал оплошностей. Например, ту, которую совершил Эдмонд Эйвери только что, оставив вместо себя сестру: прекрасную, равнодушную Элеонору, как принцессу Аквитании, чье имя она носила.
– Не знаю, - он внимательно смотрел ей в пронзительные серые глаза, - возможно, у вас дома, возможно, мертв, возможно, все что угодно, его же нет рядом со мной, я не знаю. Считайте, я сегодня вместо него. Душа на два тела, духовное родство и все такое.
- Очень жаль, если он умер, Нора, - безэмоционально отметил Грегори, - еще хуже, если он у меня дома, - задумчиво продолжил он, - я тогда зайду позже.
Селвин проигнорировал ее выпад насчет того, что "Душа на два тела, духовное родство и все такое". Душа-то могла быть и одна на двоих, но ставить знак равенства между мужчиной и женщиной было то же самое, как уравнять в правах чистокровных и магглорожденных.
Женщины не могли заниматься тяжелым физическим трудом, не ходили на войну, а мужчины были не расположены воспитывать детей и хранить семейный очаг. Пусть во всех правилах бывали исключения, но это не означало то, что это должно было стать нормой в обществе.
- А позже может прийти моя леди-мать, и все мои планы пойдут крахом, останьтесь. Скажите, мистер Селвин, что, если я скажу вам, что жить не могу без своего брата и хочу быть с ним всегда, даже в минуты страшной опасности, вы мне поверите? – и только поднял одну бровь в ответ на эти слова, что отнимали его драгоценное время.
"Мне все равно", - подумал он вначале, не собираясь давать поблажки какой-то вздорной девице, возомнившей себя маленьким центром вселенной. Но, с другой стороны, Грегори отчетливо понимал, что маленькая мисс сделала уже более чем достаточно, чтобы добиться этой встречи.
Грегори Селвин развернулся, и, сделав несколько шагов в сторону выхода, резко повернулся обратно и произнес низким голосом, смотря прямо ей в глаза:
- Удиви меня. У тебя одна попытка, прекрасная мисс.

+7

5

There's too much demon blood
in these self appointed angels

Одна попытка – это выступление без генеральной репетиции, это тот козырь в длинном рукаве, что хранишь до нужного момента, а после достаешь и им выстреливаешь противнику прямо в лоб, это пенальти с равным счетом на обе команды, это не на жизнь, а именно что на смерть. Как падают звезды на глади черного неба, нежданно-негаданно для всех, кто со стылой земли смотрит наверх, так и импровизация должна бить без промаха, чтобы зритель, для которого было устроено это шоу, и не знал, какая именно из мириад звезд сейчас оборвется и рухнет на землю, взорвавшись сотней искрящихся брызг. Это так, как Элеонора и любила, кажется, про это говорят – ва-банк, это «огонь!» без предварительного «тридваодин», это удар топора по шее приговоренного к смерти, ибо удар второй – это уже некрасиво и скучно.
Голов Элеонора не рубила пока, но уже неплохо представляла себе нехитрую систему иллюзорно спонтанных выступлений: нужно сделать все так, словно в этом нет и намека на неуверенность, так, словно ты жил ради этого мгновения и проживешь еще столько же, ибо нет ничего драгоценнее одной секунды истинной славы, впрочем, что эти разговоры?

Очень жаль, если он умер.
Ну, да, наверное.
Еще хуже, если он у меня дома.
Она хотела рассмеяться.
Брызнуть Селвину в лицо своим неожиданным смехом, о, вот бы он удивился, в конце концов, условий задачки не было дано, а потому она вольна распоряжаться заданным, как ей угодно, рассмеяться, швырнуть ему в лицо этот смех, а почему бы и нет, правда? Еще можно было бы пошутить про чары Эдмонда Эйвери и одиночество бедной Клеменс, так часто оставляемой мужем ради службы, но это отдает гнусной пошловатостью, и не сказать, чтобы Элеонора так уж пеклась о репутации брата и (ха) Клеменс, но опускаться до фривольных намеков ей не хотелось.

Очень жаль, если он умер.
Ничуть, ничуть не жаль, мистер Селвин, мне все равно, знаете, мне все равно, мне все равно еще больше, чем это может уместиться в вашей милой кудрявой головке.
Еще хуже, если он у меня дома.
Она могла бы испугаться и попросить не наказывать брата, потому что выходка-то была ее, а Эдмонд и не виноват в том, что сестрице вздумалось играть по своим правилам у него за спиной, но в этом фальши было бы не меньше, скорее даже больше, чем в том деланном смехе, который хотела извергнуть из себя Элеонора в попытке удивить мистера Селвина. Кроме того, то до неприличия заботливо, а таких глупостей себе позволять не хотелось.

Очень жаль, если он умер.
Весьма, весьма, он у меня взял пачку сигарет и не вернул.
Еще хуже, если он у меня дома.
Вы знаете, мне кажется, мы с вами из одного теста.
Она могла бы попросить прощения за свою дерзость и раствориться в легком девичьем смущении, но каждое из этих слов – легкое, девичье, смущение – было глупее другого, а еще ненастоящим, как золото лепреконов.

Но что же тогда… При своем богатстве фантазия Элеоноры была не так безгранична, как это часто бывает у людей творческих, ее воображение не было космосом, это было вполне себе замкнутое пространство, может, достаточно широкое, но все ж запертое четырьмя стенами, а потому и идеи Элеоноры были достаточно нетривиальными, но, может, для кого-то и предсказуемыми. Да впрочем, какое дело.

Virtus… - зубы закусили нижнюю губу, язык недобро зарычал, а после ударился о небо и пропустил утробное шипение из горла, - Violatio! – зубы снова прошлись по губе, язык ударился о небо, и через образовавшуюся щель вышел воздух – темное заклинание выстрелило в Селвина, девушка и сама не знала, откуда ей известен этот жест и эта грубая латынь, оно вышло откуда-то из глубины сознания, как со дна всплывают тела утонувших людей, как просыпаются в воде морские гады и выходят на тропу охоты, так и это заклинание было рождено Элеонорой еще прежде, чем она успела подумать об этом.
В сохранности Селвина сомневаться не приходилось. Или какой же он Пожиратель Смерти, если не отобьет удара семнадцатилетней девчонки.

В сохранность Элеоноры после такого выпада верилось уже чуть менее.

*

Ломаю кости и наношу прочие неприятные увечья. :(

Отредактировано Eleanor Avery (03-12-2014 01:07:29)

+5

6

who likes to play with her food before she eats it.
– Virtus… Violatio! - Грегори заметил и легкое движение палочкой, и скользящее шипение и тонкий свист в конце. Поэтому он только лишь легко отшагнул в сторону. Настолько легко и естественно, словно он танцевал.
Хотя у него был большой соблазн словить это заклинание, почувствовать как ломаются все кости, оценить в полном объеме, как Элеонора смогла сама усвоить этот материал, но инстинкт самосохранения оказался сильнее да и от привычек было отказаться крайне сложно.
- Нора-Нора... - покачал головой Грегори, - как же... невежливо, - он покачивал палочкой, делая шаг, - ну зачем ты так? - Селвин резко остановился и подошел к ней.
как кошка с мышкой
Он не был разочарован этим поступком и его сложно было удивить выпущенным в него темномагическим заклинанием, но это явно заставило остановиться с немым вопросом: "А что будет потом и куда ты еще готова зайти ради того, чтобы я остался?".
Он не был заложником обстоятельств, он был волен развернуться и уйти, однако сейчас все это становилось  слишком интересным.
- Почему ты выбрала именно это заклинание? Чтобы ты делала потом, если бы оно попало в цель? - добавил он чуть тише, смотря ей прямо в глаза, пытаясь предугадать ответ.
Тон Грегори не предполагал возможных увиливаний или (не дай, Мерлин) молчания. Обучение было обучением, тем более, когда негласный договор еще не был подписан.
Легкий взмах палочкой и невербальное, неозвученное "Легилименс", очередное испытание, еще одна задача, ведь все это было просто игрой.
Играя на таком уровне, даже покойник не имеет права умереть.
– Сладкая, ты так копаешься! Сейчас к Эду уже придет мистер Селвин, а твои волосы… - в этот момент миссис Эйвери провела руками по волосам Элеоноры и положила их на плечи,- стоит их собрать, они слишком длинные
– Юные девы могут ходить с распущенными, матушка, а я еще не встретила своего единорога.

Сознание ухватило лишь маленький отрезок времени, сам же Селвин лишь привычно заметил отсутствие хоть какой-либо защиты и полнейший хаос в голове. Куски информации так и летали туда-сюда, но он уже перестал обращать на это внимание, особенно тогда, когда решил, что делать дальше.
У меня нет мании величия, у меня есть действующий рецепт величия.
- Подумай хорошенько, - тихо говорил Грегори, зависнув над ней, продолжив как ни в чем не бывало, словно и не было этой маленькой проверки "на вшивость".
- Элеонора, ты должна мне полностью и безоговорочно доверять, - продолжал говорить Селвин, низким, бархатным баритоном, продолжая то, чего от него ожидали услышать; он провел палочкой по ее ключице, - мне очень жаль, если ты все это излишне романтизируешь, - Грэг приподнял кончиком палочки ее подбородок, а потом резко опустил руку, - это та же работа. Зачем тебе это? - совершенно другим тоном закончил мужчина.
"What else would you do for your aim?"
к/ф "Области тьмы", он же Limitless
и Гарри Поттер

Отредактировано Gregory Selwyn (10-12-2014 10:58:19)

+3

7

Элеонора не тешила себя возможной удачей, ибо почти наверняка знала, что Грегори Селвин сумеет отразить ее атаку. Он был Пожирателем Смерти, и, возможно, он и не боевой маг вовсе, и Лорд использует его в каких-то иных целях, но едва ли ее отец выбрал бы для обучения Эдмонда того, кто не смог бы противостоять восемнадцатилетней девчонке.
Нора-Нора, как невежливо. Ну зачем ты так. Почему ты выбрала именно это заклинание. Что бы ты делала потом, если бы оно попало в цель. Сколько вопросов, сколько участия. Элеонора начала ощущать терпкий привкус мужского внимания, но это не было главным. Доминирующей нотой во всем этом была острота опасности.

Если бы оно попало в цель, я бы стояла и смотрела, как у вас ломаются кости, лорд Селвин. Вы бы корчились в муках или пытались держать лицо, а я стояла бы рядом и разочарованно смотрела на того, кто казался мне способным защитить себя от нападения девчонки, – будничным тоном ответила Элеонора не без интереса в глазах. Не такого ответа он, должно быть ожидал, но тем лучше. Удивлять людей всегда приятно.

А следующий сюрприз был уже припасен для Элеоноры. Едва успев закончить, Элеонора рухнула в фонтан воспоминаний, давних и новых, и она только и смогла что резко втянуть воздух носом и попытаться избавиться от ощущения, что ей под одежду заполз паук. Это личное, – хотела прошипеть Элеонора, но сдержалась. Чем спокойнее она будет, тем скорее Селвин вылезет из ее головы, поняв, что ничего особенного там и нет. И ведь действительно не было.

Элеонора, ты должна мне полностью и безоговорочно доверять. Ну да, а что еще, приносить вам завтрак по утрам? Она и представить не могла, как можно кому-то до конца доверять и не без труда расслабилась, чувствуя, как будто по ее сознанию бегут тонкие паутинки. Это было мерзко. Казалось, кто-то влез ей даже не под одежду – к этому она привыкла – а под кожу.
Я не романтизирую, – ответила она, и в памяти пронеслись все воспоминания, так или иначе связанные с этим словом. Шестой курс: Макнейр дарит Элеоноре несколько роз, и это мило, но скучно. Гораздо веселее было потом, когда они ходили к Черному Озеру и наложили на одну очень говорливую третьекурсницу заклинание визга в ушах. Что-то было еще на седьмом, кажется, ей кто-то с Рейвенкло предлагал сходить в Хогсмид, но как только Элеонора подняла глаза от книги, он тут же все понял и ретировался. Вместо этого она пошли в Хогсмид с Мэгги Булдстроуд. У нее были мышиного цвета волосы, но красивые глаза. Она заходила однажды к Элеоноре этим летом со своим другом, и они ушли прогуляться и выпить втроем. Все это не было романтично, но это было интересно.

Учти, что примерная девочка из меня такая же, как из тебя примерный мальчик… Подумать только, когда-то они говорили такими прелыми банальностями. Казалось, Элеонора и сейчас могла помнила вкус огневиски и губ Сириуса, хотя это, наверное, глупости, и так бывает только в романах. Это настоящее маггловское радио. Почему она вообще вспоминает об этом? И в песне что-то было про любовь, ну, конечно, про что еще могут петь в этих песнях. Ты не такая, как они. Мерлин и Моргана, как же легко он получил, что хотел, всего лишь сказав пару заветных фраз, которые понравятся любой, даже самой непреступной и сдержанной девочке.
Нравится? – кукольно-холодным голосом спросила Элеонора Селвина.

Отредактировано Eleanor Avery (15-06-2016 21:30:59)

+2


Вы здесь » Marauders: One hundred steps back » Прошлое » Limitless