http://forumfiles.ru/files/0012/f0/65/31540.css http://forumfiles.ru/files/0012/f0/65/29435.css

Marauders: One hundred steps back

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: One hundred steps back » Прошлое » Fortunam suam quisque parat


Fortunam suam quisque parat

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

1. Участники:
Минерва МакГонагалл, Андромеда Блэк.
2. Место:
Хогвартс, кабинет трансфигурации после урока.
3. Дата, время:
Май семьдесят первого года.
4. Краткое описание:
А помощь и понимание порой приходит от тех, от кого совсем этого не ждешь.

+1

2

-Diafanus Glassus!
Право, вместо этих слов можно было произнести любые другие, все равно чернильница так и осталась бы чернильницей без малейшего намека на то, что она хотя бы предпримет попытку измениться. Сквозь темную жидкость, покрывающую стенки сосуда, было не видно ровно ничего, кроме, пожалуй, того, что он пуст, но даже это было понятно лишь благодаря проникающему туда солнечному лучу, одному из тысячи тех, что светили в этот теплый майский день.
-Никогда бы не подумала, что эта комната такая большая и светлая, - подумала Андромеда,словно видела ее впервые.
Действительно. Солнечные лучи, озарявшие комнату, делали ее словно больше и… краше. Картины на стенах наконец-то перестали выглядеть зловещими в свете факелов, которые горели зимой, и даже потолок как будто стал чуть выше, но это, наверное, была лишь фантазия мисс Блэк. Однако, увы, благодаря солнцу ожили не только мирные обитатели класса вроде растений, но и пыль, которая, может, и была здесь до этого, но хотя бы вела себя прилично и не высовывалась.
-Опять, - почти обреченно подумала Меда, с тоской глядя на темные стенки чернильницы, которые вопреки положенному не желали подчиняться действию заклинания, а вели себя так, словно и не слышали ничего.
И так – последние недели. Нет, пожалуй, больше – месяц. Да, прошел ровно месяц с того самого момента, когда Андромеда поняла, что то, что раньше давалось столь легко, теперь дается с таким трудом, словно не она училась все эти семь лет в Хогвартсе, словно не она всегда слыла одной из лучших учениц на свое факультете, словно не… Пожалуй, по законам всех историй влюбленности в восемнадцать лет положено произнести что-то вроде: «Мне было не до учебы!», и надо сказать, Андромеда не слишком отличалась от героинь подобных романов, а потому тоже так думала. Вот только раньше ей, несмотря на многое, всегда хватало время на святое – учебу, а сейчас голова действительно была занята другим, совсем другим.
-А может, все это не со мной? – иногда спрашивала она себя, глядя в маленькое окошко, выходящей на одно из подземных озер, о существовании которых знал лишь Слизерин и те редкие счастливцы, которым о них рассказывали. Говорят, в одном из таких озер живет русалка-отшельница из Черного Озера, и хотя никто доподлинно не знает, жива она или нет, а может, ее и вовсе не существовало, и мало кто из слизеринцев не слышал этой легенды и не мечтал однажды увидеть в маленьком окне рыжие волосы той, о которой говорят не иначе как шепотом и не без налета таинственности в голосе. Сейчас никто уже и не вспомнит, кто она, эта отшельница из Черного Озера, ведь каждое новое поколение факультета складывало все новые легенды, одна другой краше, а потому само ее существование можно поставить под вопрос. Однако легенда не умирала, и сама Андромеда порой, засыпая под мерцание факелов на стенах спальни, думала о том, что она, пожалуй, многое бы отдала за то, чтобы узнать, кто она, эта загадочная рыжеволосая озерная дева, покинувшая Черное Озеро.
-А может, все это сон?
А потом – пробуждение. Успешная, прекрасная, а главное, правильная жизнь, вот только совсем непохожая на ту, о которой мечталось в глубине души. Мечталось у потрескивающего огня в камине гостиной, мечталось на уроке, когда профессор (сейчас и не вспомнить какой) говорил о предстоящих экзаменах, мечталось на берегу окутанного тайнами Черного Озера. Мечталось вдвоем. С человеком, про которого впервые искренне говоришь «люблю». Или, может, не впервые, но только сейчас это слово чего-то стоит.
Поэты говорят, что первая любовь всегда такая, а профессора в Хогвартсе ссылаются на весну, когда видят, что студенты не желают учиться. Возможно, все это было правдой, вот только лишь в какой-то степени, а истинная причина у каждого нерадивого студента своя.
«Никогда не выходи замуж, только никому не говорила, что я это сказала», - всего одна строчка из письма старшей сестры, а сколько боли и отчаяния в этих словах.
-Сначала, конечно, тяжело, а потом привыкаешь, не переживай, – сказала Белла тогда на Рождество, приехав домой, несмотря на болезнь супруга, которая, кажется, волновала ее меньше всего, - он меня, конечно, первое время страшно раздражал, но потом прошло, тем более…
-А это… Обязательно? – случайно вырвавшийся вопрос.
Страшно ли это – пойти против всех? Страшно. Нет, не так. Это невыносимо тяжело. Улыбаешься, смеешься, рассказываешь о том, «как идут дела в школе», а в душе рождается план, который уже и не назовешь пустыми мечтаниями.

-Мы справимся, - тихо и вполне серьезно сказал он весной. Так искренне и уверенно, что хочется верить и надеяться. Поверьте, это стоит того – доверить свою судьбу человеку, которого любишь. Стоит многого.
…но страшно.

Андромеда не без тоски взглянула на чернильницу на столе, перевела виноватый взгляд на профессора МакГонагалл и подумала о том, что, как ни странно, сейчас ее больше всего волнует вовсе не то, что скоро предстоит экзамен, а то, что человек, которого Меда всегда уважала, сейчас, вполне возможно, в ней окончательно разочаруется. Наверное, как и многие другие в ближайшее время.
-Простите, профессор МакГоннагал, я очень устала за эти дни. Я постараюсь исправить это, - она кивнула в сторону чернильницы, - в ближайшее время.
А что еще можно сказать?
Минерва МакГонагалл. Декан факультета Гриффиндор, преподаватель трансфигурации. Слизеринцы расходились во мнении к ней, и надо сказать, достаточно многие из них не испытывали теплых чувств к профессору МакГонагалл. Еще бы, ведь она славится своей честностью и неподкупностью, а эти черты, как известно, нельзя назвать теми, что уважает этот факультет. То ли дело профессор Слагхорн, который может поступиться со своими принципами в пользу учеников или членов его клуба. Что до Андромеды, она относилась к числу тех, кому профессор МакГонагалл, наверное, нравилась, одно можно было сказать точно – она ее уважали. А потому разочаровывать учителя Андромеде совсем не хотелось.

+5

3

There is always some room for perfection.

[indent] Только вот перфекционизм, несомненно, совсем не то качество, какое должно быть присуще преподавателю, и профессор МакГонагалл хорошо это знала. Пусть любому учителю хочется, чтобы у студентов его получалось всё с первого раза — так не бывает, не может быть. Самому одарённым волшебником быть крайне мало, потому как других научить — это нечто иное.
[indent] Совершенно особый талант к тому нужен: так же как к магии, к зельям и квиддичу. И Минерва, конечно же, им обладала: Хогвартс с восторгом воспринял её возвращение. Учителем женщина была строгим и требовательным — как к студентам, так и к самой себе. Однако, поднимай она крик всякий раз, как накануне экзамена из чьей-то палочки лезло гном знает что, уж давно бы охрипла, да и нервы лечить бы пришлось.

[indent] Тем не менее, были студенты, на кого она возлагала надежды. Из них, к слову, не все одарённые: немало и тех, кто трудолюбием восполнял недостаток способностей — Минерва ценила стремления, старания, волю. Случалось ли так, что ждала слишком многого? Идеальности — точно нет.
[indent] У всех есть право на ошибку, и пусть все те, кто сидит в её классе, совершат свои самые страшные здесь, пока учатся. В Хогвартсе были простительны промахи, в то время как в жизни — почти никогда. 

[indent] То есть, мисс Блэк была, безусловно, не первой, кому не удалось заклинание на уроке Минервы МакГонагалл, и для последней это точно не стало чем-то таким, что из ряда вон. Хотя, стоит признать, слизеринке такое, в целом, такое свойственно не было. В действительности, волшебница не впервые это заметила.
[indent] Изгибаясь, чуть поднимается левая бровь. Кажется, Андромеда не сразу увидела, что профессор за ней наблюдает. Наверняка почти что-то не так, но Минерва, вообще-то, не имела привычки позволять себе беспардонно влезать в чью-то личную жизнь. С другой стороны, очевидно — кто ещё в школе поможет студентам, как не деканы и преподаватели? Любой гриффиндорец, естественно, мог обратиться к ней за советом и помощью.
[indent] А студенты других факультетов обращались, должно быть, за тем же к деканам своим, но, положа руку на сердце, какой из Горация Слагхорна советчик? Понимания от него ждать, скорее, не стоило. Особенно, если учесть, что нередко любовь была тем, что сбивало девушек с толку. Наверняка сказать сложно, в том ли дело со средней мисс Блэк, но когда той не удалось ничего ровным счётом и в третий раз, стало понятно, что дело серьёзное.
[indent] — Не сомневаюсь, мисс Блэк, — спокойно ответила женщина. — Будьте добры заглянуть ко мне в кабинет после ваших занятий, если вас это не затруднит, — чуть тише; Минерва не собиралась предлагать девушке помощь уж слишком навязчиво, но она чувствовала, что и бездействовать будет неправильно.

[indent] Дело даже не в том, что скоро экзамены, потому что на Ж.А.Б.А. ведь жизнь не заканчивается, в то время как упущенный момент мог отозваться горечью в будущем. — Входите, мисс Блэк, — поправив очки, профессор МакГонагалл указала рукой на стул. — Садитесь, — волшебница отложила свитки пергамента и перо, на кончике которого ещё не высохли чернила: перед приходом Андромеды она проверяла работы. — Вы говорили сегодня, что слишком устали, но ваша успеваемость не первый день оставляет желать лучшего. Это совсем не похоже на вас, мисс Блэк, — в голосе не слышно упрёка: Минерва не слишком часто распекала учеников и уж точно за провинности куда более серьёзные. Более того, происходившему со слизеринкой несложно найти объяснение куда менее возвышенное, нежели влюблённость. — Вы как будто рассеянны. Что-то случилось, вы заболели, или приближение экзаменов вас угнетает? — ладная, четкая, не быстрая речь. Каждый год окончание Хогвартса многим давалось очень непросто: переутомление, нервные напряжения, усталость — если девушке нужна помощь мадам Помфри, лучше будет обратиться к ней прямо сейчас. Не с ума ж ей сходить, в самом деле.

+ a little joke
но на самом-то деле всё было вот так

https://68.media.tumblr.com/b1ec4b80fe959f5b54b78d8dcdb4c393/tumblr_o3qe6a6NWb1swfjx8o1_500.gif

Отредактировано Minerva McGonagall (20-03-2017 19:28:13)

+2


Вы здесь » Marauders: One hundred steps back » Прошлое » Fortunam suam quisque parat