http://mybb.forum4.ru/files/0012/f0/65/31540.css http://mybb.forum4.ru/files/0012/f0/65/29435.css

Marauders: One hundred steps back

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: One hundred steps back » Основная игра » Лили Эванс и Принц-полукровка [16.10.1979]


Лили Эванс и Принц-полукровка [16.10.1979]

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

1. Участники: Северус Снейп, Лили Эванс, Джеймс Поттер.
2. Место: окрестности Хогвартса.
3. Время: 16 октября 1979 года, вторник, день.
4. Краткое описание: Говорят "уходя - уходи". Снейпу казалось: те слова, что они сказали друг другу в темном коридоре его квартиры 10 августа, были последними. Что с той минуты их пути разойдутся и, в самом деле, лучше, чтобы не пересекались ибо ничего хорошего не прозвучит между Пожирателем смерти и членом Ордена Феникса. Однако новые обстоятельства: переход на сторону Дамблдора, весть о том, что Лили чуть не убило его заклинание и невольное участие в похищении Петунии Эванс - все это определенно требует каких-то новых слов. Северус просит директора о встрече с Лили, и вскоре Альбус отвечает: она придет.

0

2

Вдохновлялся неожиданно нежным "D'Ombres et de Lumières" Rondo' Veneziano.

Снейп стоял на окраине Запретного леса и не смотрел в сторону Хогвартса. Ему не хотелось делать ожидание более мучительным долгим разглядыванием тропинки, ведущей к тому месту, где он решил говорить с Лили. Если ему на ум и приходили какие-то слова и фразы, то достаточно быстро их уносил гуляющий здесь ветер - Снейпу нравилось спокойное безмолвие его разума. Он не для того пришел сюда, чтобы озвучивать заученные речи. Нет, для начала он посмотрит в ее лицо, а потом уже решит, что следует сказать.
Ветер гнал листья мимо его ступней. Снейпа по-прежнему не отпускало чувство обновления: вроде и тот же самый человек стоял - резко очерченный профиль, спутанные пряди черных волос, скрещенные на темной мантии руки. Но ему словно душу новую вложили в грудь, которая умела не только ненавидеть и проклинать. Терпко-сладким запечатлелся на ней опыт, полученный под Амортенцией. Нежно-печальным - готовность уснуть навсегда ради того, чтобы Эммилин могла жить в лучшем мире. Кричали струны его тела под ударами пыточных заклятий Темного лорда, который яростно желал знать: кто же виновник его долгого сна? Тихо лечили себя клетки его тела, пока не стало оно способным подняться и дойти до Мунго, чтобы передать рецепт Дамокла Белби для Римуса. Огромный свет призывал он, чтобы патронус донес до Эммилин его послание. Разрозненными каплями, падающими в воду, звучала его растерянность от ее ответа. А потом - понимание и решимость, сосредоточенность и терпение под испытующими взглядами орденцев. И это осталось позади, приблизив долгожданную встречу. И вот с нее-то побежали, понеслись вперед стрелки, увеличивающие его счет перед Лили. До дурноты страшная весть о смертельном ранении Сектумсемпрой, если бы не верная память и врачующие руки подруги. Затем бьющая наотмашь уже на месте на новость: ловушка расставлена в квартире Петунии Эванс и готова захлопнуться, забирая и ее, и Лили, и тех, кого она может позвать с собой. Бесконечно тяжелая шахматная партия на излете ожидания их прихода: как поступить, выдать себя сейчас же, рискнуть и, возможно, погибнуть? И тогда уже точно никто не защитит сестер Эванс от ужасной судьбы. Или же как-то изловчиться в бою, чтобы незаметно прикрыть их от беспощадных ударов противников? Вышло не то и не так - просто подставился сам, уменьшил количество нападающих на одного, заставив коллег по темному цеху отвлечься и почти подарив свободу спасителям Петунии. Кабы не самонадеянность Теда Тонкса... Зная Лили, Снейп не был уверен, что она поблагодарит его за помощь, когда один из ее соратников, быть может, друг попал в плен к Темному лорду. Ну что ж, пусть скажет это ему лично. Прямой разговор - то, чего требовали последние обстоятельства. Зачем?
Зачем?
Этот вопрос неожиданно озадачил его. Не все ли равно, что думает Лили Эванс, когда их дружба давным-давно закончилась? Почему же ему так важно донести до нее, что в случившемся нет его злого умысла, что он сделал все, что мог, чтобы предотвратить беду? Почему просил директора передать его просьбу о встрече?
Северус в задумчивости водил пальцами по древку палочки. Что если в мире есть еще какие-то отношения, кроме дружбы и любви? Названия их он не знал, но понимал: ответственность, которую он ощущает перед Лили лично, выдает то, что она ему - не чужой человек. А значит...
Он обернулся на звук шагов.
...значит надо говорить.
Что бы то ни было.

Отредактировано Severus Snape (24-11-2016 01:41:46)

+3

3

Музыка волшебна. Можно мне еще? У меня тоже есть легкий саундтрек

Это была первая неделя занятий, к которым Лили вернулась после выписки из Больничного Крыла. Там, по настоянию мадам Помфри Лили провела несколько дней, хотя к утру после происшествия она чувствовала себя куда лучше и даже пыталась встать с больничной койки. Именно встать, а вовсе не подскакивать как шебутная пикси, как недовольно ворчала себе под нос строгая целительница. О чуть было не разыгравшейся трагедии напоминал теперь только крохотный крестообразный шрам на груди, и тот должен был сойти.
В коридоре стихли последние торопливые шаги школьников, спешивших на следующий урок. Лили поспешно, словно на секунду заразилась их настроением, подошла к притаившемуся среди шкафчиков и полок зеркалу, и машинально расправила ворот мантии, ища поддержки у отражения. Должно быть в кабинете зельеварения никогда не было зеркал. Или не было очень давно. Но сегодня оно оказалось далеко не единственной ясно отражающей поверхностью. На преподавательском столе серебрились колбы, сданные на проверку. С сонным эликсиром ученики справились чуть раньше, чем предполагалось, и Лили, вернее профессор Эванс позволила себе рассказать детям о простом, но занятном зелье, от которого стекло покрылось зеркальной пленкой.
-Для тех, кому зельеварение дается чуть лучше, чем трансфигурация. И у кого есть необходимые ингредиенты под рукой, разумеется. - сообщила с полуулыбкой юная профессор, и повернула доску с инструкциями на свет. 
На том же столе теперь стояла еще и веточка лилий - так Рейвенкловцы поздравили ее с выздоровлением. Чтобы не поднимать панику, было решено построить вокруг ее перерыва в преподавании простую легенду о болезни. Это было разумно и почти соответствовало действительности. Лили даже немного растерялась от внимательности студентов, но это была приятная растерянность. Хаффлпафцы в долгу у сокурсников не остались и вручили профессору Эванс коробку шоколадных котелков, чем, признаться, немало позабавили девушку. Но без домашнего задания тандему факультетов уйти все же не удалось.
Улыбка при мысли об этом задержалась на губах недолго, и как тень исчезла с ее лица. Нужно было идти, но Лили медлила и только плотнее запахивала мантию, а в памяти горьким апельсином ощущался солнечный августовский день, который должен был стать точкой, но вновь зачем-то обратился запятой.
Могла она отказаться от встречи с Северусом? Наверное все-таки нет.
Не стоило думать, что выбравшись из объятий смерти, Лили вдруг бросилась раздавать вторые и третьи шансы направо и налево. Нет, этого не произошло. Она лишь поняла, что есть нечто сильнее гордости и обиды. Гораздо сильнее. И страшнее. Профессору Дамблдору не пришлось много говорить, чтобы Лили дала согласие. Достаточно было посмотреть в его спокойные светлые глаза и принять его мудрость и терпение.
Людям нужно позволять говорить, если им действительно есть, что сказать.
Путь до места встречи показался Лили чуть длиннее обычного, но она была рада этому - в голове томились мысли. Лили смутно представляла, о чем пойдет речь. Что должно было произойти с ее другом детства, чтобы он вдруг вздумал перед ней объясняться? Если только он не решил поведать ей о том, как он посмел ворваться в дом к ее сестре. Отношения их не ладились, но у Лили давило сердце при мысли о том, как мог бы закончиться вечер для Туньи, окажись она дома. Давило при мысли о Тэде. При мысли о том, как неспокойно время, о том, что быть уверенной в завтрашнем дне слишком уж наивно. События, тяжелые события падали на нее одно за другим как крупные градины. Единственным абсолютно счастливым стало примирение с Джеймсом, и хотя это вернуло ей почву под ноги, для сердца общий всплеск эмоций оказался непосильным. Так в ее кармане не без участия заботливого аврора появилась успокоительная настойка. Она и сейчас тихо позвякивала на ходу, а на нервы опустилась временная гармония.
Его фигуру Лили узнала издалека. Северус не смотрел в ее сторону, чем избавил ее от неловких мгновений, когда не знаешь, куда деть свой взгляд пока не подойдешь. Мозг вдруг очнулся и, зацепившись за воспоминания о резких словах, которыми они обменялись в последнюю встречу, лихорадочно стал измышлять фразы для приветствия покрасноречивее.
"Профессор Дамблдор передал мне... Профессор Дамблдор просил меня... Я пришла, потому что... Дамблдор..."
Она остановилась в нескольких шагах от Снейпа. Все слова показались неверными. Он знал, почему она пришла. Как и то, что она уже за его спиной.
-Я... - начала Лили и фраза, которую она собиралась сказать вдруг встала перед ее глазами сценкой в темном коридоре у портрета Полной Дамы. "Я пришла только потому, что Мэри сказала, будто ты грозишься проторчать здесь всю ночь." Разговор вышел коротким и не оставил ни одному из собеседников надежды на сохранение хороших отношений.
"Люди меняются." - доказывала Лили Северусу на его кухне.
"Люди не меняются" - предостерегла она же Эммилин, поняв, как ошибалась раньше.
Северус обернулся, и Лили только молча развела и опустила руки, словно говоря "Вот и снова мы." Волосы пошевелил тихий ветер. В ее взгляде не было ни злости, ни осуждения, ни выжидательного молчания. Так смотрит на тебя видение с другого конца улицы, сквозь неостановимую толпу людей, смотрит пристально и пространно, как напоминание. Оно ничего не ждет от тебя, но ты готов бежать за ним, и нужные слова обязательно сорвутся с твоих губ. Только бы видение не исчезло.

Отредактировано Lily Evans (10-02-2017 11:04:16)

+4

4

Ludovico Einaudi - Run
(дорогой сердцу лейтмотив)

Лили явилась на встречу безоружной. Раскрытые ладони продемонстрировали равно отсутствие палочки и готовность слушать. Пережитые беды и тревоги почти не тронули ее красоты. Лили смотрела на него - чистое олицетворение ясного утра. Когда-то друг. Навсегда - что-то святое, тронуть которое, значит обрушить главный столп собственного бытия. Лили - противоядие его детства, дерево на холме, вечный знак, которым запечатаны двери в светлые просторы его памяти. Но она не знала об этом. Она знала лишь то, что его ум породил заклинание, которое едва не выдернуло ее душу из тела. Что его ноги ступали по безупречно убранной квартире сестры без приглашения, и позже при его участии Тед Тонкс угодил в плен к Темному лорду. Наверное, пройди собрание после всех этих событий, ни о каком шансе не было бы и речи.
Первые слова самые трудные.
- Спасибо, что пришла.
Первая капля просочилась через нагромождение камней. Где-то за ними бился чистый источник.
Северус опустил голову.
- Лили, мне очень важно донести до тебя одну мысль. Нет, я не хороший человек. И пока моя задача находиться подле Темного лорда, я могу быть опасным для кого-то. Такова цена большой игры директора. Но, Лили...
Он взглянул на нее.
- Я никогда. Не заплатил бы. Тобой. Это очень важно, правда. Пожалуйста, постарайся понять.
Хотелось взять ее за руку, чтобы придать словам большую силу, но он не посмел.
- Я обязан сообщать Дамблдору обо всех планах Темного лорда. Тогда... - его голос дрогнул, - тогда я просто не знал сам. Чья это квартира. Кого мы ждем. Задание было озвучено на месте. Все, что я мог сделать для вас - подставиться под заклинание. Любая попытка защитить выдала бы, на чьей я стороне. Сейчас же у меня просто репутация неудачника.
Снейп помолчал несколько секунд.
- Мне очень жаль, что так вышло с Тонксом. И что я ничем не могу ему помочь, поскольку не вхожу в число охраняющих камеры. Кажется, он жив. Как и брат Дамблдора - Аберфорт. О последнем вообще ходит немало слухов: мол характер у старика будь здоров и боли он не боится, так что шпилит Волдеморта с приспешниками, как хочет.
Он невесело усмехнулся.
- Надеюсь, животворящий сарказм поможет ему продержаться до освобождения. И, Лили, - его руки дрогнули в невольном порыве прикоснуться к ней, - мне не все равно. Я понимаю, что это важно для тебя. Для всех вас. Просто я не всемогущ.
Каждая фраза приближала его к словам, которые давались труднее всего. Северус прикрыл глаза.
- Как бы я ни относился к Петунии в прошлом, она - твоя сестра, а значит - неприкосновенна. Наверное, ты понимаешь, к чему я хочу подвести...
Глубокий вздох.
- То, что ты чуть не погибла от моего заклинания - это... это просто немыслимо. Я унес этот учебник из школы... я считал его своей собственностью, - Снейп закрыл лицо руками, он просто не мог продолжать. - Прости, прости меня... Он вернулся сюда в начале учебного года, и ты... господи, я даже говорить об этом не могу... прости.
Он замолчал, потому что понял: дальше самообладание оставит его.

+4

5

- ♫ I let the music speak -

Они не здоровались друг с другом. То ли потому что это им было не нужно, то ли потому что однажды просто не попрощались. Раньше, так давно, они проводили бесконечное число дней вместе. Светило солнце, шел дождь, текла вода. Был смех, была игра, долгие разговоры и удивленные глаза, было повседневное волшебство детской дружбы. Для Лили оно перевешивало расцветающие в ладонях цветы, хотя если бы не они, появился ли бы в ее жизни первый понимающий ее сполна человек? И каким бы человеком была она, не будь в ней этой "прорвы магии", как однажды сказал маленький Северус.
Они росли, и общее время вместе сокращалось, но барьер между ними определили совсем не разные факультеты.
Стоя напротив Северуса, Лили осознала, что он закрылся от нее куда раньше, и их откровенные разговоры, которых было не так уж и много, никогда не были откровенными до конца. Она увидела его как будто впервые, и почему-то он снова показался ей потерянным мальчонкой в огромной черной куртке.   
Должно быть она как-то менялась в лице, пока он говорил. Сожаление, грусть, попытка понять - спектр эмоций был велик, но Лили ни разу не перебила Снейпа. Сильнее всего в ней сейчас оказалось изумление, а оно не пользуется словами.
Нет, Северус не превратился в мгновение ока для нее в святого человека, он все так же отпускал колкие комментарии словно между прочим, и все же стоило ее внутреннему маячку насторожиться, он пояснял свои чувства, задолго до того, как Эванс решила бы задать о них вопрос. Ему было не все равно - вот, пожалуй, самое главное, что ей всегда хотелось от него услышать. Лучше поздно, чем никогда.
Даже в тех случаях, когда уж в самом деле лучше никогда.
Ведение Северусом двойной жизни - это звучало слишком уж сложно. Но был ли у него выбор?
Он страдал и был живым. Просто и по-человечески, но Лили никогда прежде не было позволено видеть эту его сторону. Сейчас она видела все и, похоже, поверила. В его словах вилась еще какая-то фраза, какую он не мог или не хотел озвучить, и Лили не знала, догадывалась и боялась догадаться.
Эванс не успела и поразмыслить об этом чуть глубже, поскольку Северус спрятал от нее лицо, и в этом жесте  и словах, сопровождавших его, было столько отчаяния и беспомощности, каких от Снейпа никто не мог бы даже ожидать, что Лили не выдержала.
И положила ладонь на его плечо.
- Не ты применил его против меня, Сев. - какой толк корить его за то, что Северус его и изобрел? Зачем пытаться сделать человеку больно, когда никто не в силах мучить его сильнее, чем будет мучить он сам? - Это случайность. И, к счастью, все обошлось, ты же видишь. - как будто эта встреча была маленьким фрагментом мозаики, который стоило бы встроить куда-то в прошедшие дни. - Ты прав, ты не всемогущ, ты не мог знать. Но... - она отняла его руки от лица и разрешила себе посмотреть ему в глаза с былым участием и искрой того самого волшебства дружбы. - Но это ты помог Эммелин меня спасти, вот в чем я уверена.
Она помолчала, глядя в сторону башенок Хогвартса. Эта ее вечная склонность оправдывать, прощать и понимать. Проклятие и дар.
- Я не знала. Ты не хотел, чтобы я знала, и я не знала. - негромко и с ласковой усмешкой прошлому заметила Лили, деликатно не уточняя, о чем именно говорит. - Спасибо, что сказал мне это все. Я счастлива, я... благодарна за то, что ты думаешь, как думаешь. И что впустил меня в свои мысли.
Говорить о Петунии, о Тэде... Лили просто кивнула, когда Северус коснулся их в своем монологе, принимая его рассказ и чувствуя, как один из тяжелых камней на сердце рассыпался в прах.
- В итоге, Северус, я никогда не просила тебя быть супергероем, спасающим день. Я просто хотела, чтобы ты не молчал. А со мной.. все хорошо, правда.
Поняв, что она его не убедила, Лили слегка улыбнулась Снейпу, чего думала уже не сделает вовсе.
-Послушай. Ради всего, что было у нас хорошего. - ее голос звучал почти бодро. - Давай договоримся. Обещаю, если я когда-нибудь погибну, это будет не из-за тебя.

Отредактировано Lily Evans (02-04-2017 18:09:38)

+3

6

Если вы считаете, будто принимать прощение легко - это означает, что по-настоящему ничего худого вы в своей жизни не совершали. Когда рука Лили коснулась его плеча, Северус вздрогнул. Не от страха - от напряжения. Весь он был, словно скрученный узел, в тщетной попытке усмирить бушующие чувства. Не только ради гордости - чтобы и не испугать Лили тоже, ведь она и на словах-то не привыкла к откровенности от него. Однако проще было взять себя за горло и задушить насмерть: один раз позволив себе быть до такой степени живым, не так-то просто загнать себя обратно в скорлупу непроницаемости. Не сегодня. Лили отнимает его руки от лица, чтобы встретиться со взглядом - полным огромной боли и слез. Ее душа произносит слова прощения и даже больше - слова веры в лучшее в нем. Плотина пала, трещат железные обручи, сковавшие некогда сердце, и распадаются на части. Это невыносимо больно, так, что хочется оттолкнуть любящие руки и побежать прочь, кутаясь в привычное уже проклятие. Но если дать этому оружию пройти душу насквозь и выжить, оно разделит тебя с совершенным злом и посечет его корни. Северус мог только судорожно и глубоко дышать, впитывая слова девушки, открываясь этому свету до конца. Постепенно горячка выздоровления сходила на нет, Северус молча взял руки Лили и прижал ее ладони к своему лицу. Это успокаивало, как и легкая веселость ее тона. Снейп и сам было едва не улыбнулся ее шутке про супергероя, когда вдруг бодрый голос произнес "Обещаю, если я когда-нибудь погибну, это будет не из-за тебя".
Эти слова ударили его в самое сердце. Тень упала на ясный день. Северус сжал до боли ее запястья, но через мгновение отпустил их, чтобы крепко обнять.
- Лили, - его голос над ее ухом зазвучал тяжело и низко. - Ты не погибнешь, слышишь?
Отстранился так, чтобы весенние глаза оказались против его.
- Никто не посмеет забрать твоей жизни. Знаю, ты из тех, что сами лезут в пекло, но ни оружие, ни заклятье не заберут тебя. Ты будешь жить долго, Лили. Этот мир будет спасен и для тебя тоже. Для тебя и твоих детей.
Слова сказались сами, как непреложная истина. Снейп никогда не задумывался о пророчествах, и уж точно никогда не претендовал ни на что подобное. Однако потребность произнести это проистекала не из страха за нее, а из какого-то совершенно иного источника. Он сказал и ни на миг не усомнился, вот и все.

Отредактировано Severus Snape (21-05-2017 21:06:46)

+4


Вы здесь » Marauders: One hundred steps back » Основная игра » Лили Эванс и Принц-полукровка [16.10.1979]