http://forumfiles.ru/files/0012/f0/65/31540.css http://forumfiles.ru/files/0012/f0/65/29435.css

Marauders: One hundred steps back

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: One hundred steps back » Основная игра » Сквиб атакует! [15.10.1979]


Сквиб атакует! [15.10.1979]

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

1. Участники: Миллисент Бэгнольд, Альбус Дамблдор.
2. Место: кабинет директора в Хогвартсе.
3. Время: 15 октября 1979 года, понедельник, день.
4. Краткое описание: Магический мир обрушился на голову Петунии Эванс, не спрашивая, хочет она этого или нет. Девушка и опомниться не успела, как далекий и колкий ей мир волшебства внезапно не просто стал ближе, а подменил собою привычную жизнь. Дом, работа, планы - все полетело к неведомым Петунии драклам. Теперь ее реальностью стали меняющие направление лестницы Хогвартса, говорящие портреты, дети с волшебными палочками, некоторые из которых и толком-то обращаться с ними не умели... Все это и еще привидения с Пивзом в придачу. Когда последний решил на свой лад пощекотать старшей Эванс нервишки после отбоя, та ощутила чашу своего терпения переполненной. Раздался оглушительный хлопок, Пивз оказался запертым в ближайшем классе без возможности привычно просочиться сквозь стену или дверь, а на стол Миллисент Бэгнольд лег отчет о выбросе стихийной магии в Хогвартсе.

+4

2

Конечно же, шел дождь. В середине октября на севере страны всегда идет дождь, что бы там не сулили бессовестные синоптики. Мадам Бэгнольд, как и любая уважающая себя леди, в это время года не забывала брать с собой зонт, в ее конкретном случае - зонт-трость глубокого синего цвета. Но увы, сегодня он совершенно не спасал от хлестких струй холодного дождя и пронизывающего горного ветра. Неудивительно, что продолжительная пешая прогулка от Хогсмида до стен школы по хлюпающей осенней грязи не доставила совершенно никакого удовольствия главе отдела магических происшествий и катастроф.

Безопасность превыше всего, и особенно безопасность беззащитных детей в эти смутные времена. Оградить Хогвартс от вторжения извне – это первоочередная задача, и спорить с разумностью таких мер было бы весьма опрометчиво. И все же, Миллисент, в очередной раз поскользнувшись в луже, подумала вслух с особенной страстностью (если вы понимаете, что имеется в виду), что надо было согласиться с предложением Розмерты и дождаться экипаж.

Сегодняшний день резко выбивался из череды однообразных будней последних недель: собрания, совещания, дебаты, рутина и бесконечные отчеты. Поэтому отчасти поездка в школу воспринималась как отдушина, зато с другой стороны – как нечто совершенно несвоевременное. Закончив с традиционной планеркой, назначенной на утро понедельника, Миллисент раздала бесконечно ценные указания и отправилась в Хогсмид, чтобы, во-первых, пообедать и выпустить накопившийся пар в компании Розмерты, а во-вторых, собраться с мыслями перед важной встречей. Хозяйка паба настойчиво рекомендовала воздержаться от пеших прогулок, но мадам Бэгнольд отчего-то решила, что раз за окном не льет как из ведра, то и в ближайшие двадцать минут ничто не изменится. Но дождь начал накрапывать еще до того, как она вышла за пределы магической деревушки, и не прошло и четверти часа, как женщина промокла до нитки.

В последнее время Миллисент была гораздо более раздражительна, чем обычно, и реагировала весьма болезненно на любое несоответствие своих ожиданий и реальности. Причину своего недовольства женщина прекрасно понимала. До выборов оставался всего месяц, и градус накала достиг своего предела. А тут еще и этот отчет, который смешал все планы, эти сквибы и эти эксперементы с магией. И еще эти проклятые лужи!

Мадам Бэгнольд не удержалась от вздоха облегчения, когда впереди показались ворота школы, и сама же смутилась от такого неожиданного проявления эмоций. Поджав губы, Миллисент ускорила шаг, и была приятно удивлена, обнаружив, что ее уже дожидаются. Новый завхоз школы (Миллисент никак не могла вспомнить его имя, то ли Галч, то ли Филф*), неприятный мужчина с кислым выражением на вытянутом лице переминался с ноги на ногу.

Обменявшись приветствиями, они оба направились к главному входу в здание Хогвартса, сохраняя вежливое молчание. Впрочем, мадам Бэгнольд с недоумением отметила, что сотрудник школы явно тяготится ее обществом и вообще полученным заданием встретить представителя министерства. Но задумываться о причинах такого отношения к своей персоне она не стала. Совершенно неожиданно на абсолютно несентиментальную Миллисент нахлынули воспоминания о школьных днях. Проходя мимо мокрых скамеек во дворе школы, мимо клена с облетевшими листьями, мадам Бэгнольд ощутила странное волнение. Удивительно, но именно здесь, в Хогвартсе, куда она приехала по неотложному делу, способному внести еще большую неразбериху в ее и без того насыщенный график, Миллисент вдруг почувствовала глубокое спокойствие и уверенность в себе. Словно оказалась в том самом месте, где должна была быть, где должна была получить ответ на незаданный еще вопрос.

С протяжным скрипом отворились двустворчатые дубовые двери, и мадам Бэгнольд ступила в холл замка, где царил мягкий полумрак. В замке властвовала непривычная тишина – ученики были на занятиях в это время. Зато прямо перед статуей первого директора Хогвартса спиной ко входу стоял директор нынешний. Не обращая внимания на лужу, которая натекла с ее промокшей мантии и зонта, и на явное недовольство этим фактом со стороны завхоза, Миллисент кивком поблагодарила Галча (или Филфа) и уверенно направилась к Альбусу Дамблдору.
- Добрый день, профессор. Не думала, что буду так рада вновь оказаться в Хогвартсе.

*

Не нашла информацию о том, был ли Филч уже завхозом в это время, или еще нет, так что имени его называть не стала. А Gulch и Filth достаточно говорящие фамилии, чтобы простить неосведомленность Миллисент.

Отредактировано Millicent Bagnold (01-10-2016 18:27:21)

+3

3

Бывало ли у Альбуса Дамблдора плохое настроение? Смотря что под этими словами подразумевать. Если ему и случалось когда-то вставать с постели в дурном расположении духа, испытывая уныние, раздражение и нежелание ничего делать, то это было так давно, что и не сказать точно - правда, неправда? Когда перед твоими глазами проходит вереница судеб других людей, когда жизнь то возводит на самый свой Олимп и дает вкусить амброзии славы, то низвергает на узкий путь выбора между легким и правильным - волей-неволей понижаешь значимость множества событий. И в награду получаешь преимущественно спокойное, доброжелательное расположение духа. Впрочем, и в это царство безмятежности порой вторгались такие чувства, как озабоченность чем-либо, растерянность или печаль.
Когда стихийная магия Пеутнии Эванс загнала Пивза в один из кабинетов и запечатала намертво дверь, директор почувствовал озабоченность. В некоторых ситуациях было достаточно просто применить комплекс сложных заклинаний, в некоторых - доверительно побеседовать с участниками конфликта. Где-то мудрым было просто сделать вид, что ничего не произошло, и равновесие восстанавливалось само собой, сдобренное директорским кредитом доверия. Однако здесь не представлялось возможным ничего поправить самостоятельно. Стихийная магия, в отличие от палочковой, не имела четкой формулы и походила на зелье, компоненты которого вам предлагалось распознать по цвету или аромату. Которых, впрочем, не было. Был просто результат. И большой вопрос - как его исправить.
Хорошо, что жертвой Петунии стал Пивз, а не кто-то из учеников или преподавателей. Это делало его заточение хотя и малоприятным, но все-таки безопасным для жизни. Дамблдор со вздохом наложил на кабинет звукоизолирующие чары и приготовился к визиту сотрудника из Министерства. Потому что было бы удивительным, кабы вдруг такое событие осталось без внимания Отдела магических происшествий и катастроф. Пожалуй, именно этот факт добавлял озабоченности больше всего: Дамблдор и раньше не любил, когда Министерство проявляло повышенное внимание к организации учебного процесса и быта обитателей Хогвартса. А уж теперь, когда под множеством предлогов пришлось собрать здесь большую часть членов Ордена Феникса, подобное внимание было в высшей степени нежелательным. Однако, само собой, визитер не должен был почувствовать неуместность своего присутствия. Особенно если им была мадам Бэгнольд, каблуки которой негромко обозначили ее приход. Дамблдор обернулся от статуи первого директора и сделал несколько шагов навстречу Миллисент.
- Добрый день, мадам Бэгнольд, - он повел рукой, приглашая ее пройти дальше и последовать за ним. - Рад слышать, что школа пробуждает в вашей душе приятные чувства. Это всегда взаимно: каждый, кто переступает ее порог с миром, может рассчитывать на помощь и поддержку даже там, где, казалось бы, их найти затруднительно.
Они не спеша поднимались по лестницам, и Альбус старался как можно более ненавязчиво проявлять свою заботу о гостье. Миллисент Бэгнольд всегда отличалась особым духом независимости, и чрезмерно опекать такого человека граничило с проявлением неуважения. Вместе с тем, дать ему провалиться по колено на ступеньке-ловушке - также было не очень хорошей идеей, поэтому профессор деликатно придержал ее локоть, когда они дошли до коварного места.
- Здесь лучше перешагнуть, - мягко заметил он.
Когда оба дошли до грифона и лестница плавно донесла их до порога директорского кабинета, Альбус обратился к Миллисент:
- Могу ли я предложить вам что-нибудь для вашего удобства и комфорта, мадам Бэгнольд? Погода оставляет желать лучшего, но множество простых вещей, вроде горячего глинтвейна, способны смягчить последствия ее суровости.
[AVA]http://s0.uploads.ru/Bi8Fl.png[/AVA]

Отредактировано Game Master (09-10-2016 22:35:07)

+3

4

Конечно, Миллисент не отказалась бы от глинтвейна, если бы не одно весьма существенное обстоятельство – буквально полчаса назад во время обеда они с Розмертой уговорили по пинте янтарной тягучей медовухи, и это все еще слегка давало о себе знать. Злоупотреблять алкоголем мадам Бэгнольд точно не собиралась, так что решила проявить стойкость и вежливо отказаться. Хотя, конечно, соблазн опробовать что-то особенное из личных запасов директора был велик, очень велик.

- Чаю, пожалуйста. Я, к сожалению, при исполнении обязанностей, - с вежливой улыбкой произнесла Миллисент, слегка покривив душой. Исполнению служебных обязанностей почему-то совершенно не помешали веселые сплетни под медовуху. – Вы очень любезны, профессор, но мне бы не хотелось злоупотреблять гостеприимством. Тем более, что разговор нам предстоит достаточно серьезный. Так что, предлагаю перейти непосредственно к делу.

Миллисент помолчала, рассеянно наблюдая, как на золоченом подносе из ниоткуда появляются фарфоровые чашки, сахарница, сливочник и маленькая вазочка с маленькими печенюшками. Если честно, мадам Бэгнольд и сама до конца не понимала, почему решила лично отправиться в Хогвартс для выяснения всех обстоятельств. С этим вполне мог бы справиться любой из ее подчиненных, и тем не менее – она здесь. Возможно, свою роль сыграла некоторая сумбурность первоначального отчета о произошедшем, или же повышенная деликатность возникшей в школе проблемы, или же банальное любопытство истинной выпускницы факультета Рейвенкло… В любом случае, Миллисент внутренне настраивалась на то, что в ближайший - по крайней мере - час ее ждет достаточно интригующий, и в то же время серьезный разговор об очередных экспериментах профессора Дамблдора. А тот факт, что в стенах школы был зафиксирован большой выброс стихийной магии за авторством сквиба, не оставлял сомнений в том, что директор школы взялся за свои игры с учениками и не только.

- Профессор, - Миллисент вздохнула и решила пока повременить с чаем. – У меня есть недвусмысленный отчет, содержание которого, я полагаю, вам очень хорошо известно. И тем не менее, я бы не хотела полагаться только на бездушную систему оповещений, но узнать некоторые, м-м, детали случившегося. Поймите меня правильно, магическая школа подразумевает использование магии несовершеннолетними волшебниками, а также некоторую долю экспериментов с магическими артефактами, не говоря уже о научной деятельности в области практического применения волшебства и разработке новых заклинаний. Но нигде ни слова нет о том, чтобы во всем этом участвовал сквиб, проявляющий выдающиеся магические способности и устраивающий такие вот локальные взрывы стихийной магии. Кто она, кстати?

По мере того, как мадам Бэгнольд разворачивала перед профессором этот список тревожащих ее тем, голос главы отдела магических происшествий и катастроф становился все увереннее. Разумеется, как и любой уважающий себя специалист в своей области, Миллисент строила какие-то догадки, в попытке понять, что же все-таки произошло в школе, и откуда вообще на ее столе появился этот отчет, принесенный слегка бледным секретарем с потеющими руками. Бедняга, видимо, опасался, что руководительница настолько сосредоточена на своей политической кампании, что отвлекать ее текущими делами – это по меньшей мере преступление, хотя на деле, как уже упоминалось, мадам Бэгнольд была только рада возможности вырваться из назойливой рутины. Так вот, что касается догадок Миллисент, женщина склонялась к версии о том, что директор Хогвартса не столько из научного, сколько из практического интереса заинтересовался сквибами, и теперь самостоятельно проводит своего рода эксперименты. В конце концов, в сложившейся в обществе напряженной обстановке хороши все средства, даже экспериментальные.

В пользу предположения говорило и то, что будь это исключительно научное изыскание, были бы заполнены соответствующие формуляры и оповещены соответствующие структуры. Но раз присутствие сквиба, обладающего магическими способностями открылось лишь в результате инцидента, то есть основания говорить о некоторой доле секретности. И, что греха таить, Миллисент обожала секреты и тайны. Тем более, если речь идет о некоем оружии, способном, вероятно, прекратить назревающие конфликты. И которое, вне всякого сомнения, можно ненавязчиво использовать в своей предвыборной кампании. Любопытство и трезвый расчет, да, пожалуй, именно эти две причины и привели мадам Бэгнольд в Хогвартс этим дождливым октябрьским днем.

Отредактировано Millicent Bagnold (03-11-2016 22:22:10)

+4

5

Если бы.
Если бы профессор Дамблдор был человеком обидчивым, то не преминул бы заметить, что и сам при исполнении обязанностей. Будь он человеком неуверенным в себе, то непременно подчеркнул бы: руководство школой - занятие не менее ответственное, чем управление департаментом. Ведь дети - особая драгоценность магического сообщества. Однако Альбус Дамблдор пребывал в сферах более высоких, поэтому лишь кивнул в ответ и отвернулся, чтобы плавными движениями искусного дирижера сотворить изящный чайный сервиз и все необходимое для приятного чаепития. Все это опустилось на небольшой столик, который не спеша подлетел к Миллисент, следом за ним - второе кресло. Директор опустился в него, оказавшись напротив гостьи. Собственноручно налил ей чаю, жестами уточняя, нужен ли сахар и сколько, прочее же оставил на усмотрение мадам Бэгнольд.
- Я весь во внимании, - опережать события и демонстрировать осведомленность не только не входило в планы Дамблдора, но и не было, в целом, его стилем.
Миллисент вздохнула и, кажется, решила, что при исполнении обязанностей чай также не положен. Все это навевало некоторую едва уловимую тоску. Дамблдор всегда ценил в министерских работниках человечность. Когда же они всем своим видом демонстрировали приверженность церемониалу, правилам, протоколам и общей атмосфере чрезвычайной важности, ему становилось немного грустно. Совсем чуть-чуть, ведь ожидания его в отношении Министерства не были слишком высоки. Все как обычно. Ему уже приходилось отстаивать собственные взгляды, методы и благополучие отдельных людей. Дамблдор не был самоуверенным человеком, однако ясно видел масштабы собственной решимости, когда дело доходило до того, что он считал важным.

Если бы.
Если бы Дамблдор более лояльно относился ко лжи, то поинтересовался бы у мадам Бэгнольд "Почему она?", ведь система оповещения указывает лишь на локацию происшествия и силу магического выброса*. Далее можно было бы поведать о том, какой уязвимой бывает нервная система школьного завхоза Аргуса Филча, когда его противником становится Пивз. В конце концов, в школе, действительно, был сквиб и уже достаточно давно. Однако так вышло, что с правдой Дамблдор был в особенных отношениях, поэтому разыгрывать спектакль с участием местного Пульчинеллы** не стал.
- Она была бы польщена вашей оценкой ее способностей, - ответил с улыбкой Дамблдор.
Покачивался в чашке солнечно-карамельный напиток, а память воскрешала полученное от маленькой девочки много лет назад письмо.
- Петуния Эванс - старшая сестра нашего нынешнего преподавателя по зельеварению Лили Эванс. С детства у нее были непростые отношения с магией, что привело к почти полному ее угасанию. Возможно, ей удалось бы стать ничем не отличимой от магглов, однако тревожные времена выдернули ее из привычного жизненного уклада.
Директор отпил чаю, словно обдумывая следующие слова, хотя, на самом деле, ему просто нравилось пить чай. Тонкие пальцы выудили откуда-то из глубины вазочки с печеньем лимонную дольку.
- Мадам Бэгнольд, полагаю, вы знаете как никто другой о том, что Пожирателям смерти нравится на свой лад хранить Статут о секретности. Мертвые всегда молчат. Поэтому слуги Волдеморта не утруждают себя вашей работой. Жертв среди маггловского населения становится все больше.
Дамблдор поглядел на собеседницу через очки-половинки.
- Одновременно Волдеморт желает привлечь на свою сторону как можно больше волшебников. Надо ли говорить о том, что шантаж - весьма эффективный аргумент? Чистая случайность уберегла Петунию Эванс от похищения, после чего я взял ее под свою опеку. Здесь, в стенах Хогвартса, она проживет намного дольше, чем за его пределами.

Если бы.
Если бы Миллисент Бэгнольд была "человеком Дамблдора", жизнь стала бы намного проще и веселее. По крайней мере, для самого Дамблдора точно. Однако это было лишь началом разговора, и определить принадлежность мадам Бэгнольд пока не представлялось возможным.

...

* Когда Добби использовал магию на Тисовой улице, Министерство обвинило в этом Гарри Поттера как единственного волшебника, проживающего в маггловском доме. Вместе с тем, несовершеннолетние волшебники порой брали палочку родителей, так как невозможно было определить, кто именно творит заклинания. Контроль за соблюдением данного правила, таким образом, целиком и полностью возлагался на их родителей.

** Пульчинелла - персонаж итальянской комедии дель арте. Его характер и работа частично перекликаются с характером и родом занятий Аргуса Филча.

[AVA]http://s0.uploads.ru/Bi8Fl.png[/AVA]

+3

6

Миллисент, внимательно слушая слова директора, машинально водила указательным пальцем по ободку чашки. И едва профессор Дамблдор заговорил о Том-кого-нельзя-называть, да еще и назвав его по имени, чиновница министерства с трудом удержала шипящий вдох и еще судорожнее вцепилась в чашку. Что ж, чего-то подобного она и ожидала, направляясь сюда, просто не была готова услышать ответы на незаданные вопросы. Мадам Бэгнольд прекрасно отдавала себе отчет в том, что непростое время, когда она ввязалась в политическую борьбу за должность Министра магии, требует непростых решений. И имея за спиной союзников, сильных союзников, было бы проще и спокойнее наводить порядок не только в своем кабинете и департаменте, но и во всей стране.

Директор был прав, хотя ему и не следовало бы напоминать об этом лишний раз. Шантаж действительно является весьма значимым аргументом в любом споре, где упоминается власть. Не поэтому ли Серен столь спешно отправилась – а точнее, была отправлена – на другой конец света? Не поэтому ли Миллисент осознанно и категорично оборвала часть своих контактов с родственниками и друзьями из правительства магглов? Сделав, наконец, глубокий вдох, мадам Бэгнольд сделала несколько глотков уже порядком остывшего чая и глубоко задумалась. Повисшая в кабинете тишина еще не достигла того уровня, когда ее можно было бы назвать гнетущей. Руководитель отдела магических происшествий и катастроф взвешивала возможные последствия своих дальнейших слов и делала это, как и все остальное, крайне обстоятельно. Наконец, решительно отставив чашку в сторону, Миллисент внимательно посмотрела прямо в глаза директору.

Когда-то давно, когда женщина еще только сообщила родственникам о своем желании применить свои навыки в политике, она и ее отец, мистер Бэгнольд, проводили долгие вечера в кабинете, обсуждая все трудности и вызовы, с которыми придется ей столкнуться. Обсуждали они тогда и кандидатуру профессора Дамблдора, которого в то время как раз уговаривали в очередной раз вступить в должность Министра. Тогда ходили слухи, что Альбус Дамблдор отказался от этого почетного звания, чтобы плести интриги из школы, что, на взгляд многих, было гораздо более увлекательным занятием. Но у Миллисент были все основания полагать, что профессор просто не слишком-то любил разговоры вроде того, что сейчас столь неспешно разворачивался в его кабинете. Она и сама эти разговоры не очень любила.

- Я бы хотела встретиться со старшей мисс Эванс, - наконец сообщила мадам Бэгнольд, продолжая смотреть прямо на директора. И будь в ее голосе чуть больше стали, можно было бы принять это заявление за приказ. На самом же деле Миллисент ожидала отказа, хотя, и это было сложно скрыть даже ей, ей было крайне любопытно взглянуть на девушку, устроившую такой переполох одним своим присутствием. Ну а кроме того, необходимо было убедиться, что эта сквиб понимает последствия своих эмоциональных всплесков, волнующих всю Британию. Была у мадам Бэгнольд и еще одна цель. Разумеется, директор сколько угодно может рассказывать, что лишь проявил жест доброй воли, спрятав от преследователей сестру одной из своих сотрудниц. Но, если Миллисент не изменяла память, в школе были и другие преподаватели не самого чистокровного происхождения, или же открыто выражающие свои про-маггловские взгляды. И если в школе нашла укрытие не только родственница преподавателя зельеварения, может статься, что Хогвартс вообще превратился в филиал «Дырявого котла», предоставляющего убежище всем желающим. Или все же не всем? Миллисент чуть сузила глаза, осененная неожиданной догадкой.

- И еще, профессор, мой вопрос может показаться несколько бестактным, но… Сколько посторонних людей, не имеющих отношения к образованию, находится сейчас в школе?

Отредактировано Millicent Bagnold (15-12-2016 22:49:02)

+2

7

Человек, первый изрекший "старость - не радость", определенно имел склонность смотреть на вещи однобоко. Старость, особенно глубокая, почтенная старость, давала множество приятных преимуществ. Например, можно было спокойно молчать, поручая заботу о поддержании разговора более младшему собеседнику. Можно было называть вещи своими именами, быть самим собой и не слишком беспокоиться о душевном равновесии другого: тому впору самому научиться владеть своими чувствами, а старику уже негоже подстраиваться под кого-то. Поэтому Дамблдор достаточно равнодушно созерцал легкую степень смятения Миллисент, возникшую при упоминании имени Темного лорда.
Взрослая, разумная женщина, а все туда же - в путы суеверного страха, - не без разочарования подумалось директору.
Миллисент молчала, молчал и Дамблдор. Где-то за их спинами покачивался задремавший на жердочке феникс. Книжная пыль золотистыми искрами плыла в косой дорожке солнечного света из окна. Чисто и звонко чашечка с чаем соприкоснулась с поверхностью блюдца - Фоукс плеснул крыльями и качнул головой, сбрасывая оцепенение мнимого покоя. Мадам Бэгнольд сделала первый выпад.
- Я бы хотела встретиться со старшей мисс Эванс. И еще, профессор, мой вопрос может показаться несколько бестактным, но… Сколько посторонних людей, не имеющих отношения к образованию, находится сейчас в школе?
Решительно, просто и метко одновременно. На чьей стороне ни была бы Миллисент Бэгнольд, этой стороне определенно повезло. Но Дамблдор всегда был на стороне детей и своих подопечных, многие из которых не так далеко ушли от детства, чтобы окунать их с головой в бодрящие волны реальности. Конечно, запретить мадам Бэгнольд встретиться с Петунией Альбус не мог: в конце концов, та всего лишь делала свою работу. Более того, открытое противостояние и столкновение авторитетов всегда оставалось уделом неопытных словесных бретеров или крайней мерой, к которой прибегать следовало в самую последнюю очередь. Поэтому Дамблдор попробовал мягко уклониться от сделанного выпада в сторону.
- Эта встреча вполне логично обусловлена полученным отчетом. Я прекрасно понимаю, что вами движет не праздный интерес, мадам Бэгнольд. Ведь так? - неосязаемо проплыло между строк. - Однако мисс Эванс нужно некоторое время для адаптации к жизни в новом мире. Думаю, необходимость держать ответ перед главой отдела магических происшествий и катастроф, требует некоторой моральной подготовки. Можем ли мы перенести эту встречу на некоторое время? Мисс Эванс живет здесь, и это не изменится через три дня или неделю.
Фоукс издал протяжный звук, Дамблдор протянул руку и феникс перелетел на нее со своего места.
- Что до вашего второго вопроса, мадам Бэгнольд... - вежливо продолжил Дамблдор, - в школе сейчас находится ровно столько посторонних, сколько необходимо для обеспечения безопасности учеников в условиях военного времени. Также усилены больничное крыло и научная база. Со списками людей, которых я попросил направить в Хогвартс, вы можете ознакомиться в Аврорате, Мунго, Исследовательском центре и Отделе тайн, соответственно.
Директор провел пальцами по алому оперению феникса, его губы тронула полуулыбка.
- Это вовсе не катастрофическое количество, мадам Бэгнольд. Я бы не посмел прибавлять вашему отделу забот сверх меры.
Чайная ложечка иронии, которую может себе позволить человек, рожденный в прошлом веке. Тот, который отдал десятилетия своей жизни науке и которому были готовы доверить страну, неужели не смог бы достойно управить дела своей школы?
[AVA]http://s0.uploads.ru/Bi8Fl.png[/AVA]

Отредактировано Game Master (16-12-2016 00:32:58)

+3

8

Мадам Бэгнольд глубоко вздохнула и с трудом удержалась от желания помассировать виски. «Адаптация, моральная подготовка, ничего за три дня не изменится…» Да любому гриндилоу понятно, что все это банальные отговорки, и девочке всего-то надо дать четкие инструкции, чтобы она не сболтнула лишнего. Как будто Миллисент производит впечатление человека, который чуть что - применяет пытки и каленое железо. Но увы, столь развернутый и подробный ответ директора буквально вынуждал переходить к стадии уговоров и упрашиваний, которые глава отдела магических происшествий и катастроф не переносила.

Если честно, Миллисент даже начинала чувствовать легкое раздражение. Как будто ей мало всех этих вежливых реверансов в коридорах министерства, так нет, еще и здесь, в школе, тоже приходится играть в эти игрища и следовать правилам невесть кем выдуманного этикета. Почему нельзя прямо сказать: да, у меня здесь есть новенький миленький сквиб, я собираюсь ее изучить в своих корыстных интересах, и да, это одна из причин, почему в школе сейчас авроров едва ли не больше, чем в Аврорате, ведь есть вероятность, что мне помешают.

Конечно, женщина испытывала вполне объяснимое любопытство, и познакомиться с девушкой было бы весьма полезно. Но по обоюдному согласию, видимо, Альбус Дамблдор сегодня не намерен разрешить эту встречу, хотя уж он-то мог бы понимать возможности полномочий высших чиновников Министерства. Не случайно же Миллисент решила лично отправиться в школу, чтобы в случае чего воспользоваться козырем, которым больше никто в ее отделе не обладал.

- Профессор Дамблдор, я передумала. Если можно, мне глинтвейн с корицей и изюмом, - Миллисент откинулась в кресле и, дождавшись, когда перед ней появился дымящийся бокал, уставилась на директора. В голосе мадам Бэгнольд ненавязчиво звякнула сталь. – Мне кажется, наш следующий разговор может пойти двумя путями, профессор. Либо мы все же решим, что министерство и школа друг другу не враги, и лично мне этот вариант кажется более правдоподобным. В этом случае моя короткая встреча с девушкой, из-за которой я была вынуждена проделать сегодня этот путь, не помешает ни вам, ни мне. Я буду уверена, что она понимает свое положение, и что подобное не повториться или… хотя бы не будет столь заметно у нас… Я также буду очень благодарна лично Вам, профессор, если эта встреча пройдет сегодня же, без всевозможных отсрочек, поскольку мне, знаете ли, тоже не с руки путешествовать через всю страну раз в два дня. Либо, если этот вариант по какой-то причине кажется Вам неприемлемым, мне придется прибегнуть к неприятной процедуре немедленного выписывания вызова на допрос по всей форме с выяснением прав и обязанностей мисс… Эванс? Верно, Эванс. В сложившейся политической ситуации это будет означать серьезный конфликт не только между нами, но и между учреждениями, которые мы в данной ситуации представляем. А это, очевидно, не входит в число приоритетов ни одного из нас.

Миллисент и сама не заметила, как в ее речи появились канцелярские сухие выражение, более подходящие для официального протокола, чем для непринужденной беседы за глинтвейном. Но ей до смерти надоели на работе все эти подковёрные интриги, которые так любят умудренные опытом люди и люди, себя таковыми считающие. Мадам Бэгнольд взяла бокал с подноса, вдохнула терпкий запах горячего вина и специй и на мгновение прикрыла глаза. А затем вновь посмотрела прямо на профессора.

- Я понимаю, что для юной мисс Эванс все происходящее – это тоже огромный стресс. Со своей стороны могу заверить, что не буду давить на нее, вне зависимости от того, какой вариант развития нашей беседы Вы предпочтете, профессор.

Глава отдела магических происшествий и катастроф едва заметно улыбнулась и вновь пригубила глинтвейн. А все же, как бы не закончилась сегодняшняя вылазка в Хогвартс, ее стоило совершить хотя бы ради этого божественного напитка.

Отредактировано Millicent Bagnold (06-05-2017 10:15:03)

+2

9

Терпением мадам Бэгнольд не отличалась. Дальновидностью, к сожалению, тоже. Дамблдор прямо-таки чувствовал, как стремительно падает столбик на термометре его симпатии к гостье. Могло показаться, что Миллисент Бэгнольд - отличная альтернатива Клеодоре Монтегю, исповедовавшей религию чистокровности. Однако, много ли пользы принесет стране человек, который не осознает подлинного расклада сил и готов пойти на крупный конфликт в военное время ради... ради чего? Ради удовлетворения своей сиюминутной прихоти видеть сквиба, способного к стихийным выбросам магии? Ради строчки в графе "результат поездки"? Или же дело в желании найти на него какой-то компромат, чтобы... что? Дамблдор недоумевал: ведь он не был соперником Бэгнольд в предвыборной гонке. Неужели она, в самом деле, считает, что школе сейчас на пользу пойдет смена директора? Все это отдавало необъяснимой глупостью, которую с порога заподозрить в собеседнице было сложно.
Мадам Бэгнольд озвучила ряд неприкрытых угроз и теперь сидела против него, безмятежно попивая глинтвейн. Это могло бы вызвать раздражение, но вызывало только разочарование и некоторую озабоченность судьбой страны, которой вот именно сейчас Дамблдору только не хватало.
- В сложившейся политической ситуации, мадам Бэгнольд, у министерства и школы лишь один враг - Волдеморт. Сожалею, что дорога утомила вас настолько, чтобы позабыть о необходимости сохранять единство перед лицом подобной угрозы.
Голос Дамблдора звучал ровно, его интонации мало отличались от тех, какими он встречал Миллисент некоторое время назад. Однако взгляд за очками-половинками погас.
- Я предложил вам приемлемый компромисс, и не вижу причин, по которым он выводил бы нас на серьезный конфликт между учреждениями. Удивительно, что выброс стихийной магии в магической зоне вызывает лично у вас больший резонанс, чем последствия разгула дементоров и прочие факты нарушения Статута о секретности в связи с террором Пожирателей смерти. Но раз вы готовы препарировать душу девочки на допросе в министерстве, что ж... Не смею сегодня вам отказать.
Директор поднялся со своего места и в несколько простых движений навел порядок на рабочем столе. Бумаги сложились в стопку и нырнули в нужные папки, книги отправились на полки.
- Готов посоветовать вам хорошего специалиста по порталам, если путь до Хогвартса отнимает много сил.
Дамблдор обернулся к Бэгнольд и добавил:
- И будьте так любезны пояснить, что именно вы вкладываете в слова "она понимает свое положение"? Вы полагаете, что сквибам не место среди волшебников? Мне казалось, я внимательно читал вашу предвыборную программу и не приметил такого пункта.
Определенно, если надо было продемонстрировать яркий пример когнитивного диссонанса, - мадам Бэгнольд имела возможность наблюдать его здесь и сейчас. Ни грамма агрессии, ни тени неуважения. Прохладная доброжелательность - вот все, что окутывало произнесенные директором слова.
[AVA]http://s8.uploads.ru/GCVlS.jpg[/AVA]

Отредактировано Game Master (07-03-2017 03:43:28)

+4


Вы здесь » Marauders: One hundred steps back » Основная игра » Сквиб атакует! [15.10.1979]